Экономика, промышленность и ВВП Каталонии в 2019-2020 годах

Итог 2020-го: Жить стало хуже пол-России, и это не предел

Экономические цели на ближайшую трехлетку недостижимы

Почти половине россиян в 2020-м пришлось подтянуть пояса. Об этом свидетельствуют данные опроса * «Левада-центра”**. 43% респондентов заявили, что в уходящем году их уровень жизни стал ниже. 35% – что для них лично и их семей уходящий год оказался труднее предыдущего.

По совпадению, одновременно с опросом «Левады» вышел декабрьский доклад Банка России о денежно-кредитной политике (ДКП). Из него следует, что экономический прорыв нам не грозит.

Центральным моментом доклада можно считать расчеты ЦБ, по которым в базовом сценарии прогноза динамика ВВП возвращается на уровень чуть выше 2% уже по итогам первого квартала 2020 года. Далее, по прогнозу, он будет ускоряться чрезвычайно медленно — к концу 2022 года ЦБ оценивает показатель в 2,2%.

Как де-факто поясняет регулятор, экономика России — это в значительной степени госэкономика. И потому госрасходы определяют экономическую динамику в первую очередь.

Выход на темпы роста в 2,2%, по логике Банка России, будут обеспечиваться «накоплением положительного эффекта» нацпроектов и бюджетного правила. Частные инвестиции могут усилить рост, но как на отдельный фактор на них явно не рассчитывают.

С одной стороны, все выглядит не так плохо. Пусть слабый, но рост, означает, что кардинальных ухудшений в ближайшие два-три года не будет. С другой, создается устойчивое впечатление, что запас прочности в прогнозе близок к нулю. И стоит чему-то пойти не так, экономика РФ стремительно начнет сползать в рецессию.

Судите сами. Рост в 2% жестко завязан на нацпроекты — именно им отведена играть роль драйверов экономики. Но уже 2020-й год показал: эти драйверы сами дышат на ладан.

По данным Счетной палаты расходы на нацпроекты федерального бюджета на реализацию нацпроектов за январь-сентябрь 2020 года составили 52,1% от запланированного на год объема. При этом менее чем на 40% были исполнены расходы по нацпроектам «Повышение производительности труда и поддержка занятости» (38,8%), «Экология» (22,1%) и «Цифровая экономика» (12,3%).

Неосвоенные средства Минфин предлагает перенести на 2020-й год и там освоить. Но та же Счетная палата сомневается, что эти деньги экономика сможет переварить. Неслучайно в заключении на проект закона о федеральном бюджете на 2020−2022 годы аудиторы предупредили: в 2020 году по 15 госпрограммам есть риски недостижения до 10% показателей, по семи госпрограммам — от 10% до 20%, по пяти — от 20% до 30%, по девяти — более 30%.

Похожая ситуация, кстати, прогнозируется и для 2021−2022 годов.

Всего, по данным Счетной палаты, в 2020 году существуют риски недостижения значений 280 показателей, или 19% их общего объема.

Это означает, что с ростом даже в 2% может не сложиться. И мы точно окажемся в отрицательной зоне, если в мире грянет финансовый кризис — сценарий, которые многие аналитики называют неизбежным.

И здесь вспоминаются слова, сказанные по поводу повышения НДС бывшим министром финансов России, а ныне главой банка «Открытие» Михаилом Задорновым. Он заявил, что лучше дать людям и бизнесу заработать, чем пытаться осчастливить население посредством спущенных сверху национальных проектов, суть которых это самое население не очень понимает. Чем богаче электорат — тем выше экономический рост: одно подстегивает другое.

И пусть Задорнов либерал и топ-менеджер, он чертовски прав.

— Ранее глава ЦБ Эльвира Набиуллина уже заявляла, что темпы роста в 2020 году будут выше, чем в текущем, и выйдут на так называемый уровень потенциального выпуска, — отмечает ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. -Банк России рассматривает этот уровень как плавающий интервал 1,5−2% ВВП. Получается, рост 2% в будущем году совершенно не гарантирован — он вполне может составить 1,5%.

Замечу, смысл потенциального выпуска — это максимальный рост экономики, при ее текущей структуре и тех условиях внешнего спроса, которые являются среднетрендовыми за последние пять лет.

Замечу также, что при расчете потенциального выпуска учитываются структурные ограничения в российской экономике. Но не учитываются, что эти ограничения усиливаются.

Скажем, у нас ухудшается ситуация с демографией — мы имеем убыль населения 260 тысяч за год. У нас заметные проблемы на рынке труда — наблюдается дефицит рабочих и технического персонал. Между тем, такой дефицит — важнейшее ограничение для инновационных бизнесов.

Если эти факторы учитывать, прогнозная картина меняется к худшему. Недаром весь 2020-й год в экспертных кругах шла дискуссия: куда движется потенциальный выпуск — увеличивается он или сокращается? Так вот, ряд аналитиков ведущих российских банков убеждены: границы роса сдвигаются вниз.

По их мнению, сейчас потенциальный выпуск экономики РФ укладывается в 0,8−1,2% ВВП — и только.

«СП»: — Что мешает выдерживать даже скромные 2% ВВП?

— Темпы роста экономики можно вывести в интервал 1,5−2% ростом госрасходов. То есть, через нацпроекты и госинвестиции. Но это возможно только при условии неизменного внешнего спроса. А как раз с этой стороны имеются большие риски.

До сих пор неясно, продолжится ли стагнация в глобальной экономике, или последует ухудшение. Зато улучшений совершенно точно не просматривается.

Однако главный тормоз для роста — отсутствие структурно-политических изменений в самой России. Это самое узкое место: мы не видим, чтобы принимались даже назревшие решения для стимулирования экономики.

К таким решениям я отношу, например, законопроект о соглашениях о защите и поощрении капиталовложений. Он принят в первом чтении Госдумой, но к нему столько вопросов, что правительству придется переписывать его заново.

«СП»: — Насколько эффективны нацпроекты?

— В 2020 году, надо думать, мы увидим снижение недофинансирования нацпроектов. Но насколько это поможет экономике — вопрос открытый. Надо понимать: в 2020 году эти бюджетные траты принесли нулевой экономический эффект.

В первой половине 2020 года недофинансирование нацпроектов притормозило рост ВВП примерно на 0,5%, во второй половине — наоборот, нацпроекты несколько разогнали экономику. В итоге, получилась игра с нулевой суммой.

В 2020-м есть надежда, что ситуация немного выправиться. Например, не возникнет недофинансирования на 1 трлн. рублей, как сейчас. Но в любом случае, по всем расчетам максимальный эффект от нацпроектов и бюджетного финансирования — это всего-навсего 0,2−0,3% ВВП.

В теории, если привлечь частные инвестиции, рост может дойти до 0,6% ВВП. Загвоздка в одном — мотор инвестиционного роста у нас никак не запускается. И нет веры, что это произойдет в 2020 году.

Все сказанное означает, что самый оптимистический прогноз на 2020 год — это рост в 1,6−1,7% ВВП.

«СП»: — Что будет с Россией, если в 2020-м глобальная экономика начнет тормозить?

— Для России это будет означать сокращение внешнего спроса на важнейшие экспортные товары. Сейчас, традиционно перед Рождеством, рынки настроены позитивно. Тем более, появилась надежда, что Дональд Трамп подпишет с Китаем первый блок нового торгового соглашения.

Однако через пару-тройку первых недель января настроения, уверен, начнут разворачиваться. Реальность заключается в том, что перспектив для масштабного решения торгового спора США-Китай не видно до сих пор. Более того, с 11 декабря приостановлена работа апелляционного органа ВТО — решать торговые споры больше негде.

Поэтому многие аналитики предполагают: 2020-й год, напротив, может пойти под флагом разрастания торговых противоречий. И тогда даже о росте в 1,5% ВВП нам придется только мечтать.

* Опрос проведен 22−28 августа 2020 года по репрезентативной выборке населения объемом 1608 человек в возрасте от 18 лет в 137 населенных пунктах, 50 субъектах России. Респондентов спрашивали, каким оказался для России и лично для них 2020-й год по сравнению с предыущим.

** АНО «Аналитический Центр Юрия Левады» Минюстом РФ внесена в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Испанская экономика в 2020–2020 годы и перспективы следующего десятилетия

Для Испании 2018 год был удачным, рост в ВВП составил 2,5%. Эти цифры были выше среднего показателя по странам Европейского союза (экономика ФРГ выросла в прошлом году на 1,5%). Специалисты дают положительные прогнозы и на 2020–2020 годы, однако этот период может стать поворотным моментом как в мировой экономике, так и в экономике страны, заключающемся в переходе к новому экономическому циклу.

Экономические прогнозы для Испании на 2020–2020 годы

В 2020 году прогнозируется замедление роста ВВП с увеличением до 2,2%. Будет создано 367 000 рабочих мест, уровень безработицы понизится примерно до 14% в расчете для активного населения. В 2020 году уровень безработицы составит 12,8%, число рабочих мест увеличится еще на 315 000. К 2021 году уровень безработицы снизится до 12%.

Основные макроэкономические показатели на 2020–2020 годы представлены в отчете аналитической компании Funcas.

Рост ВВП составит 2,2 и 1,9% соответственно.

Рост потребления домохозяйств составит 1,9% ежегодно.

Расходы на государственные службы увеличатся на 1,2 и 1,1%.

Инвестиции в бизнес вырастут на 3,7% и 2,8%.

Национальное потребление вырастет на 2,1 и 1,9%.

Экспорт увеличится на 3,3 и 4%, заменив национальное потребление как двигатель роста 2013 и 2014 годов.

Профицит торговли сохранится. Испания продает в ЕС больше, чем покупает, 65,7% экспорта идет в страны Европейского союза, импортируется 54,9%, почти на два пункта меньше, чем в предыдущем году. Франция и Германия являются основными странами по объему внешней торговли. Рост импорта составит 3,7 и 4,1% соответственно.

Уровень безработицы прогнозируется на уровне 13,6 и 12,8% активного населения.

Удельные затраты на производство товаров увеличится на 2,1 и 2,5% соответственно.

Инфляция составит 1,4–1,5%.

Недвижимость

С 2014 года цены на жилье в среднем по стране увеличивались примерно на 3,5% ежегодно и на 8,7% в столицах провинций и крупных городах. В самых богатых местах, таких как Мадрид, Марбелья, Барселона и Бильбао, средний рост составил 20%. Однако при уровне безработицы в 15%, низкой заработной плате и перспективой замедления экономического роста количество покупок за эти годы уменьшилось на 13,7%, а цена на недвижимость упала в среднем на 5,4% по сравнению с пиком 2007 года. Цены на жилье сегодня все еще на 36,7% ниже, чем в 2008 году.

Туризм

После успехов туристической отрасли Испании последних лет, ставшей второй страной в мире по количеству принимаемых туристов, специалисты говорят о возможной фазе замедления. На Международном туристическом форуме Maspalomas 2018, прошедшем в конце прошлого года на Гран-Канарии, специалисты выражали сдержанный оптимизм. José Ramón Díez Guijarro, директор центра исследований Bankia, назвал такую ситуацию ростом в зрелом окружении («crecer en un entorno maduro»). Подразумевая, что, хотя рост мировой экономики замедляется, сектор туризма Испании имеет потенциал и может динамично создавать новые рабочие места. Испанские туристические компании приобрели необходимую конкурентную способность для высокой интернационализации отрасли.

Потребление

Компания Advice Strategic Consultants, занимающаяся анализом экономики и политики, провела исследование о намерениях испанского потребителя сделать покупки в 2020-м. Результат показал спад потребления почти во всех проанализированных секторах. Рост уровня намерений наблюдается только в четырех областях:

электроприборы и технологические новинки – 60% (59% в 2018 году);

Читайте также:  Коррупция во Франции в 2020 году

компьютеры и мобильные устройства – 55% (52% в 2018-м);

мебель и товары для дома – 43% (39% в 2018-м);

кухонная мебель – 22% (21% в 2018-м).

Что влияет на экономику Испании

Ниже представлены факторы, влияющие на испанскую экономику в период ближайшего будущего:

замедление потребления и падение намерений потребителей что-то приобрести;

усиление крупных торговых сетей в противоположность традиционной торговле;

рост потребления через онлайн-каналы;

медленное восстановление потребления домохозяйств после кризиса;

падение фондовых рынков;

падение цен на активы: золото, сырье, фьючерсы, акции;

состояние рынка недвижимости;

повышение процентных ставок;

отсутствие стимула для экономического роста и занятости;

низкая рождаемость в развитых странах;

коммерческие войны, понижающие уровень обмена товарами и услугами (например, спор между Китаем и США);

цифровая трансформация, автоматизация процессов труда, которые могут привести к росту безработицы.

Главные проблемы испанской экономики

Несмотря на силу и продолжительность текущего периода экономического роста, который начался в 2014 году, в Испании существуют две фундаментальные проблемы, которые требуют решения.

Доходы испанцев не увеличиваются необходимыми для экономики страны темпами.

Следствием экономического кризиса является уменьшение доходов граждан вследствие безработицы. При росте экономики люди находят работу, повышается их доход и покупательная способность, являющаяся стимулом для дальнейшего развития отраслей. Однако после кризиса, начавшегося в 2007 году, заработная плата не росла с желаемой скоростью, разрыв в доходах населения между Испанией и средним показателем по Европейскому союзу остается на уровне 30-летней давности.

Испанская экономика очень уязвима в отношении внешнего финансирования, существует высокая внешняя задолженность страны.

При этом нынешняя мировая конъюнктура не является положительной. Существуют внешние факторы, которые негативно влияют на ситуацию: это замедление роста экономики Китая, увеличение цены на нефть, рост доллара по отношению к евро и другие.

Необходимы меры, направленные на повышение производственного потенциала страны. Решения в области экономической политики, которые будут приняты в ближайшее время, могут стать решающими для будущего страны.

Экономически стабильные компании Испании

В то же самое время множество испанских компаний хорошо «подготовились» для работы в 2020/2020 годах в новых условиях цифровой эры и создают надежный экономический фундамент страны. Вот основные из них по секторам:

    телекоммуникации: Telefónica (компания, которая вносит наибольший вклад в ВВП Испании, 1,8%).

банковское дело: CaixaBank (29,4% испанского банковского рынка).

дистрибуция: El Corte Inglés.

розничная торговля/коммерция/мода: Inditex.

управление инфраструктурой телекоммуникаций: Cellnex Telecom.

программное обеспечение/ERP-Cloud: Salesforce.

В 2020 году экономику ждет “жесткая посадка”

Российский ВВП не будет ускоряться до президентских выборов в США

Глава Минэкономразвития трезво смотрит на перспективы экономического оживления в РФ. Фото РИА Новости

Российская экономика в ближайшие месяцы может провалиться, считают независимые экономисты. Ни один из секторов не демонстрирует сегодня ускорения, которое могло бы продолжиться и в новом году. Мало того, при относительно благоприятной внешней конъюнктуре почти все макропоказатели просто застыли. Обещанного ускорения от реализации нацпроектов в первом полугодии 2020 года ждать также не приходится. Некоторые эксперты считают, что шанс на оживление появится у российской экономики лишь после президентских выборов в США.

В ноябре темп роста российского ВВП замедлился до 1,6% в годовом выражении. В целом же по итогам 11 месяцев отечественная экономика увеличилась всего на 1,3%, следовало из данных Минэкономразвития. «Текущая динамика темпов экономического роста укладывается в ожидания Минэкономразвития России по росту ВВП в четвертом квартале и по 2020 году в целом. Вместе с тем с учетом ухудшения ситуации в промышленности и временного характера ускорения роста выпуска в других отраслях (торговля, сельское хозяйство) существует риск дальнейшего ослабления экономической активности в декабре и начале 2020 года до начала восстановления темпов роста кредитной активности и совокупного спроса», – прогнозировали в ведомстве Максима Орешкина.

Анализ широкого круга индикаторов свидетельствует о развитии негативных тенденций в экономике, соглашаются независимые экономисты. «Вероятность провала в ближайшие месяцы достаточно высокая», – считает директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов.

В первую очередь на такую возможность указывает продолжающаяся стагнация корпоративного кредитования и набирающее обороты замедление в сегменте розничного кредитования.

Так, в ноябре рост кредитов физлицам составил 1,3% против 0,9% в октябре, следовало из данных Центробанка. В целом за 11 месяцев темп роста розничного кредитования в России замедлился до 17,4% против прироста в 21,4% за аналогичный период 2018 года.

Ужесточение ЦБ условий выдачи потребительских кредитов, в частности, уже привело к обвалу на авторынке, обращает внимание Тремасов. «В ноябре продажи новых легковых и легких коммерческих автомобилей сократились на 6,4% год к году. По итогам января–ноября зафиксировано снижение продаж на 2,8% год к году. В результате ужесточения условий выдачи у населения стало оставаться меньше денег на руках, что в первую очередь ударило по спросу на товары длительного пользования, подчеркивал он в своем Telegram-канале MMI.

В ВТБ ожидают, что розничное кредитование в России в 2020 году замедлится примерно вдвое с 20% в 2020 году. «Уже сейчас это затухание становится все более очевидным», – говорил зампредправления ВТБ Анатолий Печатников. По мнению банкира, происходит насыщение рынка розничного кредитования и рост этого направления за счет новых клиентов ограничен.

Сегмент потребительских кредитов замедлится наиболее значительно – после темпов роста около 21% в 2020 году мы сможем увидеть рост лишь около 8% в 2020-м, соглашался член правления банка «Открытие» Александр Пахомов. По его словам, замедление произойдет под влиянием двух основных факторов: последовательных мер ЦБ по снижению рисков, связанных с быстрым ростом необеспеченного потребительского кредитования, а также за счет постепенного роста долговой нагрузки на россиян. В то же время сегмент ипотечного кредитования сохранит достаточно высокие темпы роста: около 15% за год по сравнению с 17% в 2020 году, не исключает Пахомов.

Россия обязалась ограничить рост
нефтедобычи в рамках соглашения ОПЕК+.
Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

Другим важным фактором, по мнению Кирилла Тремасова, является замедление корпоративного кредитования. «В ноябре совокупный портфель корпоративных кредитов впервые в этом году – если не учитывать околонулевую динамику в июле – немного сократился (–0,1%)», – говорилось в материалах регулятора. Прирост за 11 месяцев составил всего 4,4%, что на 1,6 п.п. меньше, чем годом ранее, подчеркивали в ведомстве Эльвиры Набиуллиной.

Собственно, вряд ли стоит ждать и самого ускорения в реальном секторе в начале следующего года, сомневаются эксперты. К примеру, в обрабатывающей промышленности уже начинается рецессия. «Данные Росстата по промышленности за ноябрь зафиксировали резкое ухудшение динамики, о чем уже давно сигнализировал PMI (индекс деловой активности. – «НГ»). Индекс промпроизводства в ноябре вырос на 0,3%, что стало минимальным значением с декабря 2017 года», – отмечал Тремасов. Как говорит эксперт, такое резкое замедление было связано с изменением динамики в секторе обрабатывающей промышленности. «Здесь после бурного роста в сентябре и октябре на 3,2 и 3,7% соответственно в ноябре была зафиксирована остановка: 0,1% год к году. Столь низкий показатель связан с провалом в машиностроении и металлургии, в то время как нефтепереработка продолжала оказывать поддержку росту», – сообщал экономист.

В то же время собственно добыча черного золота не оказывает поддержку промпроизводству. Экономисты обращают внимание на негативную динамику по добыче нефти. Так, добыча нефти с газовым конденсатом в России в ноябре составила 46 млн т, или 11,24 млн барр. в сутки, в то время как в октябре и сентябре добывалось примерно столько же – 11,24 млн и 11,26 млн барр. в сутки соответственно. В годовом выражении производство черного золота в стране в ноябре вообще показало отрицательную динамику: –1,2% против –1,6% в октябре. И вряд ли эта тенденция изменится в начале следующего года, отмечают эксперты.

Кирилл Тремасов напоминает о декабрьском соглашении ОПЕК+, по которому страны-производители договорились о дополнительном сокращении добычи. Напомним, Россия в рамках сделки пообещала снизить добычу еще на 70 тыс. барр. в сутки, то есть общая квота страны составит 300 тыс. барр. в сутки. Говоря о дальнейшем замедлении добычи, заметим, многие аналитики тогда говорили, что Россия выбила себе «бумажное» сокращение, которое может и не сказаться на реальном производстве (см. «НГ» от 08.12.19).

Так называемые опросные индексы также не вселяют надежд на улучшение картины в промышленности и по итогам декабря. Так, индекс промышленного оптимизма, который рассчитывает Институт Гайдара, в декабре снижался. В 2020 году склонность российской промышленности к стагнации усилилась, подчеркивает завлабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара Сергей Цухло. «И в прогнозах спроса, и в планах выпуска, и в планах найма доля ответов об отсутствии изменений увеличилась. Она достигла очередного максимума по всем трем показателям всего периода наших опросов 1992–2020 годов. Впрочем, если назвать этот результат «достижением стабилизации», то стакан станет наполовину полным, а не наполовину пустым», – рассуждает экономист.

Ничего хорошего на 2020 год не сулят и косвенные показатели. Специалисты обращают внимание на поведение такого индикатора экономической активности, как грузоперевозки. «В ноябре спад составил в годовом выражении 1,5% против нулевой динамики в октябре, объем коммерческих перевозок грузов сократился в ноябре в годовом выражении на 7,8% после падения на 4,7% в октябре. В целом за 11 месяцев грузооборот транспорта вырос лишь на 0,7% по отношению к аналогичному периоду прошлого года, а объем коммерческих перевозок грузов просел на 4,3%», – отмечал Тремасов, подчеркивая, что сегодняшний спад в этом сегменте сопоставим с кризисом 2014–2016 годов.

Хроническим также становится и снижение спроса на рабочую силу в стране. «В ноябре потребность в рабочей силе (количество размещенных вакансий на бирже труда) снизилась на 1,2% в годовом выражении (в октябре было снижение на 0,8% год к году, в сентябре – на 0,4%). Годовая динамика этого показателя третий месяц подряд остается отрицательной, и это позволяет говорить уже об устойчивом тренде», – сообщил в своем Telegram-канале MMI директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов (ранее работал в Минэкономразвития). По его словам, переход этого индикатора в отрицательную область всегда становится предвестником кризиса в экономике.

Экономисты из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) также не увидели возможности для ускорения. Они отмечают, что низкие темпы роста экономики сегодня наблюдаются «в условиях весьма благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры». В текущем году среднегодовой уровень цен на нефть составит 63–64 долл. за баррель. При этом «стоят» или медленно растут все основные компоненты конечного спроса – потребление населения, инвестиции и экспорт, обращали внимание в центре. «Сложилось прочное недоверие субъектов экономики к росту», – утверждают в ЦМАКП.

Оценки экономической ситуации менеджерами компаний уже уникально длительный промежуток времени находятся в отрицательной области, оценки ситуации населением хоть и улучшаются, но пока из отрицательной области не вышли (см. «НГ» от 19.12.19).

Эксперты «НГ» считают, что консервативная экономическая политика правительства, профицитный бюджет, санкции и относительно высокая цена на нефть не предполагают ни серьезного роста, ни впечатляющего падения экономики России в первой половине 2020 года и даже в течение всего 2020 года. «Ставка на стабильность – это рост ВВП на 1–1,5% в год, низкая до 3–4% инфляция и обилие госрасходов на инфраструктурные проекты, которые, впрочем, очень масштабны и очень далеки от завершения, поэтому не окажут заметного влияния на уровень жизни россиян ни через год, ни через два», – говорит аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов.

Читайте также:  Промышленность Испании в 2019-2020 году: отрасли специализации, структура, краткая характеристика

Главный аналитик Центра аналитики и финансовых технологий Антон Быков полагает, что самым сложным для экономики России в первом полугодии 2020 года будет 1-й квартал. «Из-за сезонного снижения экономической активности, а также высокой базы, темпы роста ВВП здесь самые низкие», – говорит он. И если в 1-м квартале 2020 года рост экономики поддерживался активно растущим потребительским кредитованием, то в 2020 году поддержки отсюда уже ждать не стоит, напоминает эксперт. «Кроме того, на более низкую потребительскую активность будет накладываться и худшее положение производственного сектора экономики», – продолжает аналитик.

«Единственным инструментом, который реально может помочь пройти этот сложный период не ниже 2020 года (ВВП 0,5% в 1-м квартале), это государственные инвестиции в рамках национальных проектов. При эффективном их исполнении, темпы роста ВВП в 1-м квартале будут находиться в диапазоне 0,5%–0,8%, при неэффективном исполнении упадут ниже 0,5%», – прогнозирует Быков, полагая, что во 2-м квартале 2020 года экономика РФ может выйти на темпы роста в 0,9–1,2%.

Замруководителя аналитического центра «Альпари» Наталья Мильчакова сомневается, что влияние нацпроектов на экономический рост в следующем году будет ощутимым. «Эффект от нацпроектов, даже по оценкам Всемирного банка, в 2020 году может добавить 0,1 п.п. к росту российского ВВП, но более существенный эффект (0,2–0,3 п.п.) будет заметен уже в 2021 году», – сообщает она. По мнению экономиста, позитивными факторами для экономики РФ станет низкая инфляция, высокие цены на нефть и сырье, продленная сделка ОПЕК+, стабильность мировой экономики, солидный размер средств в резервах. Стоит, правда, заметить, что в уходящем году все эти положительные факторы не слишком помогали отечественной экономике расти.

Эксперт «Финам» Алексей Калачев не ожидает провала в российской экономике в первой половине 2020 года. «Скорее будет продолжение умеренного роста, поддержанного притоком средств от финансирования нацпроектов. Как ни крути, сотни миллиардов рублей будут влиты в экономику уже в конце этого года, и в следующем году, пусть и в меньшем объеме, средства продолжат поступать. Все они должны быть «освоены», – уверен он. По мнению эксперта, стоит ожидать увеличения ВВП в пределах 1-1,2%. «Этого недостаточно для развития, но и рецессии не сулит», – подчеркивает он.

Эффект от нацпроектов, несомненно, будет, но, скорее всего, заметно меньший, чем ожидается, спорит доцент РАНХиГС Сергей Хестанов. «Многое будет зависеть и от темпа освоения средств. В 2020 году было недоосвоено довольно много», напоминает он. Главным фактором, который определит динамику экономики РФ во всем 2020 году станет динамика госрасходов, говорит экономист.

Завкафедрой фондовых рынков факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Константин Корищенко считает, что в первой половине 2020 года никаких особых изменений в экономике РФ ждать не стоит. «Основные события начнутся после прохождения выборов в США», – сообщает он.

«В рамках предвыборной компании в США могут написать любой законопроект», – отмечает ведущий аналитик «Открытие Брокер» Андрей Кочетков, не исключая вероятности новых санкций. «Вероятность новых серьезных санкций оцениваем как крайне низкую. Импичмент ударил бумерангом по американским демократам, которые стали терять поддержку населения в США, тогда как число тех, кто считает Трампа жертвой незаконного преследования, неуклонно растет», – сомневается директор Академии управления финансами и инвестициями Арсений Дадашев.

Да и в общем и целом влияние санкций на динамику экономики и финансовых рынков значительно ниже, чем факторы внутренней макроэкономической политики, отмечает аналитик компании «Фридом Финанс» Александр Осин. «Динамика ВВП на 85% определяется – исходя из статистики за последние 20 лет – динамикой денежной массы и уровнем ставок ЦБ. Остальные 15% влияния делят между собой факторы бюджетно-налоговой, законодательной политики властей, геополитические факторы, внутренние факторы социальной политики, другие и, в том числе, санкции», – перечисляет он.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Итог 2020-го: Жить стало хуже пол-России, и это не предел

Экономические цели на ближайшую трехлетку недостижимы

Почти половине россиян в 2020-м пришлось подтянуть пояса. Об этом свидетельствуют данные опроса * «Левада-центра”**. 43% респондентов заявили, что в уходящем году их уровень жизни стал ниже. 35% – что для них лично и их семей уходящий год оказался труднее предыдущего.

По совпадению, одновременно с опросом «Левады» вышел декабрьский доклад Банка России о денежно-кредитной политике (ДКП). Из него следует, что экономический прорыв нам не грозит.

Центральным моментом доклада можно считать расчеты ЦБ, по которым в базовом сценарии прогноза динамика ВВП возвращается на уровень чуть выше 2% уже по итогам первого квартала 2020 года. Далее, по прогнозу, он будет ускоряться чрезвычайно медленно — к концу 2022 года ЦБ оценивает показатель в 2,2%.

Как де-факто поясняет регулятор, экономика России — это в значительной степени госэкономика. И потому госрасходы определяют экономическую динамику в первую очередь.

Выход на темпы роста в 2,2%, по логике Банка России, будут обеспечиваться «накоплением положительного эффекта» нацпроектов и бюджетного правила. Частные инвестиции могут усилить рост, но как на отдельный фактор на них явно не рассчитывают.

С одной стороны, все выглядит не так плохо. Пусть слабый, но рост, означает, что кардинальных ухудшений в ближайшие два-три года не будет. С другой, создается устойчивое впечатление, что запас прочности в прогнозе близок к нулю. И стоит чему-то пойти не так, экономика РФ стремительно начнет сползать в рецессию.

Судите сами. Рост в 2% жестко завязан на нацпроекты — именно им отведена играть роль драйверов экономики. Но уже 2020-й год показал: эти драйверы сами дышат на ладан.

По данным Счетной палаты расходы на нацпроекты федерального бюджета на реализацию нацпроектов за январь-сентябрь 2020 года составили 52,1% от запланированного на год объема. При этом менее чем на 40% были исполнены расходы по нацпроектам «Повышение производительности труда и поддержка занятости» (38,8%), «Экология» (22,1%) и «Цифровая экономика» (12,3%).

Неосвоенные средства Минфин предлагает перенести на 2020-й год и там освоить. Но та же Счетная палата сомневается, что эти деньги экономика сможет переварить. Неслучайно в заключении на проект закона о федеральном бюджете на 2020−2022 годы аудиторы предупредили: в 2020 году по 15 госпрограммам есть риски недостижения до 10% показателей, по семи госпрограммам — от 10% до 20%, по пяти — от 20% до 30%, по девяти — более 30%.

Похожая ситуация, кстати, прогнозируется и для 2021−2022 годов.

Всего, по данным Счетной палаты, в 2020 году существуют риски недостижения значений 280 показателей, или 19% их общего объема.

Это означает, что с ростом даже в 2% может не сложиться. И мы точно окажемся в отрицательной зоне, если в мире грянет финансовый кризис — сценарий, которые многие аналитики называют неизбежным.

И здесь вспоминаются слова, сказанные по поводу повышения НДС бывшим министром финансов России, а ныне главой банка «Открытие» Михаилом Задорновым. Он заявил, что лучше дать людям и бизнесу заработать, чем пытаться осчастливить население посредством спущенных сверху национальных проектов, суть которых это самое население не очень понимает. Чем богаче электорат — тем выше экономический рост: одно подстегивает другое.

И пусть Задорнов либерал и топ-менеджер, он чертовски прав.

— Ранее глава ЦБ Эльвира Набиуллина уже заявляла, что темпы роста в 2020 году будут выше, чем в текущем, и выйдут на так называемый уровень потенциального выпуска, — отмечает ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. -Банк России рассматривает этот уровень как плавающий интервал 1,5−2% ВВП. Получается, рост 2% в будущем году совершенно не гарантирован — он вполне может составить 1,5%.

Замечу, смысл потенциального выпуска — это максимальный рост экономики, при ее текущей структуре и тех условиях внешнего спроса, которые являются среднетрендовыми за последние пять лет.

Замечу также, что при расчете потенциального выпуска учитываются структурные ограничения в российской экономике. Но не учитываются, что эти ограничения усиливаются.

Скажем, у нас ухудшается ситуация с демографией — мы имеем убыль населения 260 тысяч за год. У нас заметные проблемы на рынке труда — наблюдается дефицит рабочих и технического персонал. Между тем, такой дефицит — важнейшее ограничение для инновационных бизнесов.

Если эти факторы учитывать, прогнозная картина меняется к худшему. Недаром весь 2020-й год в экспертных кругах шла дискуссия: куда движется потенциальный выпуск — увеличивается он или сокращается? Так вот, ряд аналитиков ведущих российских банков убеждены: границы роса сдвигаются вниз.

По их мнению, сейчас потенциальный выпуск экономики РФ укладывается в 0,8−1,2% ВВП — и только.

«СП»: — Что мешает выдерживать даже скромные 2% ВВП?

— Темпы роста экономики можно вывести в интервал 1,5−2% ростом госрасходов. То есть, через нацпроекты и госинвестиции. Но это возможно только при условии неизменного внешнего спроса. А как раз с этой стороны имеются большие риски.

До сих пор неясно, продолжится ли стагнация в глобальной экономике, или последует ухудшение. Зато улучшений совершенно точно не просматривается.

Однако главный тормоз для роста — отсутствие структурно-политических изменений в самой России. Это самое узкое место: мы не видим, чтобы принимались даже назревшие решения для стимулирования экономики.

К таким решениям я отношу, например, законопроект о соглашениях о защите и поощрении капиталовложений. Он принят в первом чтении Госдумой, но к нему столько вопросов, что правительству придется переписывать его заново.

«СП»: — Насколько эффективны нацпроекты?

— В 2020 году, надо думать, мы увидим снижение недофинансирования нацпроектов. Но насколько это поможет экономике — вопрос открытый. Надо понимать: в 2020 году эти бюджетные траты принесли нулевой экономический эффект.

В первой половине 2020 года недофинансирование нацпроектов притормозило рост ВВП примерно на 0,5%, во второй половине — наоборот, нацпроекты несколько разогнали экономику. В итоге, получилась игра с нулевой суммой.

В 2020-м есть надежда, что ситуация немного выправиться. Например, не возникнет недофинансирования на 1 трлн. рублей, как сейчас. Но в любом случае, по всем расчетам максимальный эффект от нацпроектов и бюджетного финансирования — это всего-навсего 0,2−0,3% ВВП.

В теории, если привлечь частные инвестиции, рост может дойти до 0,6% ВВП. Загвоздка в одном — мотор инвестиционного роста у нас никак не запускается. И нет веры, что это произойдет в 2020 году.

Все сказанное означает, что самый оптимистический прогноз на 2020 год — это рост в 1,6−1,7% ВВП.

«СП»: — Что будет с Россией, если в 2020-м глобальная экономика начнет тормозить?

— Для России это будет означать сокращение внешнего спроса на важнейшие экспортные товары. Сейчас, традиционно перед Рождеством, рынки настроены позитивно. Тем более, появилась надежда, что Дональд Трамп подпишет с Китаем первый блок нового торгового соглашения.

Читайте также:  Экономика, промышленность и сельское хозяйство Шотландии в 2019-2020 году: размер ВВП, развитие туризма

Однако через пару-тройку первых недель января настроения, уверен, начнут разворачиваться. Реальность заключается в том, что перспектив для масштабного решения торгового спора США-Китай не видно до сих пор. Более того, с 11 декабря приостановлена работа апелляционного органа ВТО — решать торговые споры больше негде.

Поэтому многие аналитики предполагают: 2020-й год, напротив, может пойти под флагом разрастания торговых противоречий. И тогда даже о росте в 1,5% ВВП нам придется только мечтать.

* Опрос проведен 22−28 августа 2020 года по репрезентативной выборке населения объемом 1608 человек в возрасте от 18 лет в 137 населенных пунктах, 50 субъектах России. Респондентов спрашивали, каким оказался для России и лично для них 2020-й год по сравнению с предыущим.

** АНО «Аналитический Центр Юрия Левады» Минюстом РФ внесена в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Испанская экономика в 2020–2020 годы и перспективы следующего десятилетия

Для Испании 2018 год был удачным, рост в ВВП составил 2,5%. Эти цифры были выше среднего показателя по странам Европейского союза (экономика ФРГ выросла в прошлом году на 1,5%). Специалисты дают положительные прогнозы и на 2020–2020 годы, однако этот период может стать поворотным моментом как в мировой экономике, так и в экономике страны, заключающемся в переходе к новому экономическому циклу.

Экономические прогнозы для Испании на 2020–2020 годы

В 2020 году прогнозируется замедление роста ВВП с увеличением до 2,2%. Будет создано 367 000 рабочих мест, уровень безработицы понизится примерно до 14% в расчете для активного населения. В 2020 году уровень безработицы составит 12,8%, число рабочих мест увеличится еще на 315 000. К 2021 году уровень безработицы снизится до 12%.

Основные макроэкономические показатели на 2020–2020 годы представлены в отчете аналитической компании Funcas.

Рост ВВП составит 2,2 и 1,9% соответственно.

Рост потребления домохозяйств составит 1,9% ежегодно.

Расходы на государственные службы увеличатся на 1,2 и 1,1%.

Инвестиции в бизнес вырастут на 3,7% и 2,8%.

Национальное потребление вырастет на 2,1 и 1,9%.

Экспорт увеличится на 3,3 и 4%, заменив национальное потребление как двигатель роста 2013 и 2014 годов.

Профицит торговли сохранится. Испания продает в ЕС больше, чем покупает, 65,7% экспорта идет в страны Европейского союза, импортируется 54,9%, почти на два пункта меньше, чем в предыдущем году. Франция и Германия являются основными странами по объему внешней торговли. Рост импорта составит 3,7 и 4,1% соответственно.

Уровень безработицы прогнозируется на уровне 13,6 и 12,8% активного населения.

Удельные затраты на производство товаров увеличится на 2,1 и 2,5% соответственно.

Инфляция составит 1,4–1,5%.

Недвижимость

С 2014 года цены на жилье в среднем по стране увеличивались примерно на 3,5% ежегодно и на 8,7% в столицах провинций и крупных городах. В самых богатых местах, таких как Мадрид, Марбелья, Барселона и Бильбао, средний рост составил 20%. Однако при уровне безработицы в 15%, низкой заработной плате и перспективой замедления экономического роста количество покупок за эти годы уменьшилось на 13,7%, а цена на недвижимость упала в среднем на 5,4% по сравнению с пиком 2007 года. Цены на жилье сегодня все еще на 36,7% ниже, чем в 2008 году.

Туризм

После успехов туристической отрасли Испании последних лет, ставшей второй страной в мире по количеству принимаемых туристов, специалисты говорят о возможной фазе замедления. На Международном туристическом форуме Maspalomas 2018, прошедшем в конце прошлого года на Гран-Канарии, специалисты выражали сдержанный оптимизм. José Ramón Díez Guijarro, директор центра исследований Bankia, назвал такую ситуацию ростом в зрелом окружении («crecer en un entorno maduro»). Подразумевая, что, хотя рост мировой экономики замедляется, сектор туризма Испании имеет потенциал и может динамично создавать новые рабочие места. Испанские туристические компании приобрели необходимую конкурентную способность для высокой интернационализации отрасли.

Потребление

Компания Advice Strategic Consultants, занимающаяся анализом экономики и политики, провела исследование о намерениях испанского потребителя сделать покупки в 2020-м. Результат показал спад потребления почти во всех проанализированных секторах. Рост уровня намерений наблюдается только в четырех областях:

электроприборы и технологические новинки – 60% (59% в 2018 году);

компьютеры и мобильные устройства – 55% (52% в 2018-м);

мебель и товары для дома – 43% (39% в 2018-м);

кухонная мебель – 22% (21% в 2018-м).

Что влияет на экономику Испании

Ниже представлены факторы, влияющие на испанскую экономику в период ближайшего будущего:

замедление потребления и падение намерений потребителей что-то приобрести;

усиление крупных торговых сетей в противоположность традиционной торговле;

рост потребления через онлайн-каналы;

медленное восстановление потребления домохозяйств после кризиса;

падение фондовых рынков;

падение цен на активы: золото, сырье, фьючерсы, акции;

состояние рынка недвижимости;

повышение процентных ставок;

отсутствие стимула для экономического роста и занятости;

низкая рождаемость в развитых странах;

коммерческие войны, понижающие уровень обмена товарами и услугами (например, спор между Китаем и США);

цифровая трансформация, автоматизация процессов труда, которые могут привести к росту безработицы.

Главные проблемы испанской экономики

Несмотря на силу и продолжительность текущего периода экономического роста, который начался в 2014 году, в Испании существуют две фундаментальные проблемы, которые требуют решения.

Доходы испанцев не увеличиваются необходимыми для экономики страны темпами.

Следствием экономического кризиса является уменьшение доходов граждан вследствие безработицы. При росте экономики люди находят работу, повышается их доход и покупательная способность, являющаяся стимулом для дальнейшего развития отраслей. Однако после кризиса, начавшегося в 2007 году, заработная плата не росла с желаемой скоростью, разрыв в доходах населения между Испанией и средним показателем по Европейскому союзу остается на уровне 30-летней давности.

Испанская экономика очень уязвима в отношении внешнего финансирования, существует высокая внешняя задолженность страны.

При этом нынешняя мировая конъюнктура не является положительной. Существуют внешние факторы, которые негативно влияют на ситуацию: это замедление роста экономики Китая, увеличение цены на нефть, рост доллара по отношению к евро и другие.

Необходимы меры, направленные на повышение производственного потенциала страны. Решения в области экономической политики, которые будут приняты в ближайшее время, могут стать решающими для будущего страны.

Экономически стабильные компании Испании

В то же самое время множество испанских компаний хорошо «подготовились» для работы в 2020/2020 годах в новых условиях цифровой эры и создают надежный экономический фундамент страны. Вот основные из них по секторам:

    телекоммуникации: Telefónica (компания, которая вносит наибольший вклад в ВВП Испании, 1,8%).

банковское дело: CaixaBank (29,4% испанского банковского рынка).

дистрибуция: El Corte Inglés.

розничная торговля/коммерция/мода: Inditex.

управление инфраструктурой телекоммуникаций: Cellnex Telecom.

программное обеспечение/ERP-Cloud: Salesforce.

Euler Hermes оценила рост ВВП и торговли стран в 2019-2020 годах

Москва, 9 июля – “Вести.Экономика”. Глобальную торговлю и мировой ВВП ожидает замедление роста в 2019-2020 гг., сообщается в исследовании Euler Hermes.

После двух лет быстрого роста мировая экономика снова оказалась в состоянии неопределенности из-за торговых и политических рисков и из-за отрицательных последствий мер финансового подавления, которое подразумевает, в частности, использование центральными банками доступных им инструментов для снижения уровня процентных ставок.

По прогнозу компании, темпы роста мирового ВВП составят лишь 2,7% в 2020 и 2020 гг., в то время как в 2018 г. мировая экономика выросла на 3,1%.

Количество случаев неплатежеспособности компаний вырастет в мире в среднем на 7% в 2020 и 2020 гг., при этом наиболее заметный рост будет отмечен в Азии (+15% в 2020 г.). В Европе рост составит 3%. В США, где количество случаев неплатежеспособности компаний сокращалось в последние годы, к 2020 г. также постепенно возобновится их рост. Семь из каждых 10 стран в мире продемонстрируют в 2020 г. рост числа случаев неплатежеспособности компаний, при этом в каждой второй стране данный показатель превысит уровни, отмеченные до мирового экономического кризиса 2008-2009 гг.

Принимая во внимание сложившуюся сейчас в мире обстановку неопределенности, а также тот факт, что начиная с IV квартала 2020 г. госдолг США может стать источником нестабильности, Euler Hermes ожидает, что темпы роста экономики США составят 2,5% в 2020 г. и 1,7% в 2020 г. В Китае экономический рост замедлится соответственно до уровня 6,3% и 6,2%. Темпы роста ВВП значительно снизятся и в еврозоне – до уровня 1,2% в 2020 и 2020 гг., в то время как в 2018 г. этот показатель составлял 1,9%.

Конфликт США и Китая, по прогнозу компании, продлится до конца этого года. Конфликт уже нанес ущерб мировой торговле и инвестиционному циклу, и его негативное воздействие продолжится.

Страны с формирующейся рыночной экономикой уже начали ощущать болезненные последствия. В результате компания понизила свой прогноз по росту мировой торговли. Теперь ожидается, что объемы мировой торговли вырастут лишь на 2,2% в текущем году и на 2,5% в 2020 г., в то время как в 2018 г. рост составил 3,8%.

Более того, торговая междоусобица может развернуться еще на нескольких фронтах за пределами американо-китайского противостояния. Так, между Южной Кореей и Японией в последнее время усилилась напряженность в вопросах торговли. Политическая неопределенность, связанная, например, с предстоящими важными выборами в странах с переходной экономикой и с формированием нового состава Европейского парламента, также указывает на возможные сюрпризы в торговой политике.

Глобальные политические риски в настоящее время находятся на рекордно высоком уровне и представляют собой еще один опасный процесс. Интервенционистская политика, чрезмерные государственные расходы и пересмотр традиционной экономической политики продолжают создавать нестабильность на рынках. Но, к счастью, до настоящего времени воздействие этих факторов на ожидания потребителей и предпринимательскую уверенность остается ограниченным, хотя и ощутимым.

Более того, меры финансового подавления все в большей степени формируют порочный круг, в котором крайне низкие процентные ставки используются как средство поддержания экономики на плаву, но при этом создаются риски в среднесрочной перспективе. По мнению экспертов компании, рецессия может стать результатом чрезмерных перегибов, допущенных субъектами экономической деятельности. В настоящее время наблюдается, в частности, отклонение цен на фондовых рынках от фундаментальных значений, что позднее может привести к нестабильности.

По сравнению с последней рецессией следующий экономический спад будет не столь глубоким и продлится меньше. Но он станет испытанием способности компаний и экономических властей предпринимать правильные шаги в нужное время в условиях рецессии, поскольку традиционные политические инструменты уже не столь эффективны, а международное сотрудничество ослабло.

Компания Euler Hermes (“Ойлер Гермес”) – мировой лидер в области кредитного страхования и управления дебиторской задолженностью. Доля компании на международном рынке кредитного страхования составляет 35%, на российском – 24%. Компания входит в группу Allianz, крупнейшего в мире поставщика комплексных финансовых решений.

История компании насчитывает более 100 лет. В 2018 г. выручка компании составила €2,7 млрд, чистая прибыль – €345 млн. Общий объем страхового покрытия компании в России – €3,6 млрд. За последний год специалисты компании в России приняли более 25 тыс. решений по предоставлению кредитных линий.

Ссылка на основную публикацию