Входит ли Турция в Евросоюз: соглашение и перспективы вступления

Является ли Турция членом Европейского союза?

Вопрос принадлежности к европейскому сообществу для многих стран является ключевым направлением внешней политики. Не представляет собой исключение и Турецкая Республика, для которой евроинтеграция – это экономическая, социально-политическая и даже мировоззренческая проблема, которая обусловила характер большинства процессов в стране в течение последних десятилетий. Входит Турция в Евросоюз или нет, – вопрос, интересующий многих.

Турция как часть Европы

Роль Европейского Союза в мировой экономике и политике сегодня сложно переоценить. Мало того, что данный симбиоз власти и денег объединяет в своих кругах ведущих игроков мировой арены, он непосредственно влияет на основные процессы, которые мы имеем возможность наблюдать в жизни современного общества.

В силу этих причин стать участниками ЕС стремится все больше государств, включая Турцию. Это открывает не только границы, но и возможности выхода на новые рынки и активного участия в принятии глобальных решений, определяющих дальнейшую судьбу отношений мировых держав.

Практический совет. Перед тем как оформлять визу или покупать билеты в другую страну, рекомендуем проверить наличие запрета на выезд из страны. Сделать это быстро, безопасно и в режиме онлайн можно при помощи проверенного сервиса Невылет.рф

Не секрет, что для того чтобы пересечь турецкую границу, сегодня необходимо соблюсти целый ряд миграционных формальностей. И хотя для некоторых государств они в значительной мере упрощены, все же они не равнозначны тем, которые действуют внутри Европейского содружества.

Входит ли Турция в Европу, в территориальном аспекте сомнений не вызывает. Согласно данным различных статистических агентств, турецкое государство обладает седьмой по размеру экономикой в Совете Европы и пятнадцатой – в мире. Кроме того, рассматриваемое государство имеет членство в таких организациях:

  • Таможенный Союз с ЕС (1996);
  • ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) (1961);
  • ОБСЕ (1971);
  • Западноевропейский Союз (1992);
  • Большая индустриальная двадцатка (1999);
  • НАТО;
  • Региональная группа ООН.

Турция также принадлежит к числу основателей Совета Европы, а начиная с 1964 года является ассоциированным членом Европейского союза. Последний факт означает, что страна принимает участие во всех процессах в рамках Евросоюза, но при этом не имеет права голоса в вынесении решений.

Кроме того, до сих пор не решен вопрос, входит ли Турция в ЕС: официальное заявление о вступлении в союз правительство Республики подало еще 14 апреля 1987 года. Но датой начала рассмотрения запроса было объявлено только 3 октября 2005 года. На сегодняшний день страна так и не вошла в состав участниц Евросоюза. Таким образом, можно сказать, что диалог о возможности такого события ведется уже порядка 30 лет, а достижение консенсуса так и не стало реальным.

Каковы прогнозы

Если учесть, что турецкое государство играет роль своеобразного моста между Европой и Азией, очевидно, что вопрос, входит ли Турция в Евросоюз, в 2020 году волнует не только местное правительство, но и других игроков на экономической и политической арене мира.

Мнения экспертов разделились на два лагеря:

    сторонники объединения утверждают, что членство Турции в ЕС укрепит положение Европы в роли мощного геостратегического игрока, если учесть, что вооруженные силы Турецкой республики являются вторыми по величине в Североатлантическом альянсе. Кроме того, такой шаг позволит стабилизировать ситуацию в Восточном Средиземноморье и Черном море, где Турция имеет огромное влияние в экономической и политической сфере;

И, наконец, самое интересное – ограничение выезда за границу должникам. Именно о статусе должника проще всего «забыть», собираясь в очередной заграничный отпуск. Причиной могут быть просроченные кредиты, неоплаченные квитанции ЖКХ, алименты или штрафы из ГИБДД. Любая из этих задолженностей может грозить ограничением выезда за границу в 2018 году, узнать информацию о наличии задолженности рекомендуем с помощью проверенного сервиса невылет.рф

Вполне очевидным является и тот факт, что сегодня Турция не входит в Евросоюз отчасти из-за потока мигрантов, который она сдерживает на европейских границах в рамках двустороннего соглашения с ЕС. Данный договор предусматривает размещение большей части беженцев на турецкой территории в обмен на материальную помощь (3 миллиона евро) и обещание реанимировать процесс рассмотрения членства Турции в ЕС.

Несложно предположить, что как только страна получит обещанное место равноправного игрока, весь этот поток ищущих убежище граждан Сирии и Афганистана с новой силой ринется в Европу.

Чего можно ожидать в ближайшее время? Пока говорить о конструктивном диалоге не приходится. Более того, в 2020 году глава турецкого государства заявил, что его страна уже больше не грезит членством в ЕС.

Референдум, который прошел в Турции 16 апреля 2020 года, определил ее политическое устройство. В частности, речь идет о расширении прав президента и переформатировании государства в президентскую республику.

Такое положение дел не только не устраивает европейских лидеров, но и лишает Турцию последнего шанса на евроинтеграцию.

Визовый режим между ЕС и Турцией

Еще один ключевой момент первоначальных договоренностей с Евросоюзом – визы для граждан Турции. Ведь в рамках соглашения, подписанного между турецким руководством и европейским правительством, было предусмотрено не только выделение денежной помощи для обустройства беженцев, но и пересмотр безвизового режима для граждан республики.

Учитывая то обстоятельство, что значительную часть бюджета страны составляют налоги из туристической сферы, можно сказать, что правительство очень лояльно относится к иностранным туристам, которые не только с радостью прибывают в страну отдохнуть, но и подумывают обосноваться в ней на более длительный период. Россиянам, к примеру, хорошо известно, что пересечение границ с Турцией возможно в рамках безвизового соглашения.

А вот вопрос с въездом турецких граждан на европейскую территорию выглядит несколько иначе. Чтобы попасть в Шенген, им необходимо оформить шенгенскую визу, а для пересечения границ стран, которые не являются подписантами соглашения, необходимо оформить национальное разрешение.

Безвизовый режим для Турции в Европу сегодня можно назвать таким же эфемерным событием, как и членство в ЕС. Но если количество сторонников последнего за последние два года сократилось с 75 до 20%, то безвиз по-прежнему является актуальным. Более того, в своих последних заявлениях президент Эрдоган пообещал «затопить» Европу беженцами, если условия двустороннего соглашения, в котором как раз и прописан безвизовый режим, не будут выполнены. Но, судя по последним событиям, европейские чиновники не торопятся с принятием такого решения, ссылаясь на изъяны в турецком законодательстве.

Турция остановила дипотношения с Нидерландами. На очереди ЕС: Видео


Перспективы вступления Турции в ЕС (стр. 1 из 4)

турция экономика европейский союз

В 1963 г. в Анкаре был подписан договор об ассоциации Турции и Европейского экономического сообщества, положивший начало, как оказалось, весьма длительному и сложно протекающему процессу интеграции Турции в Западную Европу.

Поступательное развитие торгово-экономических отношений сторон на протяжении более чем десяти лет было прервано в 1976 г. так называемым кризисом ассоциированности, когда Турция заморозила выполнение своих обязательств по отношению к сообществу. Экономический кризис, разразившийся в Турции в 1979 г., явился одной из основных причин военного переворота 1980 г. Комментируя развитие отношений сторон в конце 70-х-начале 80-х годов, В.В.Ку-наков отмечал, что «…реалии экономического положения и стран ЕС, и Турции (кризис и посткризисная фаза, хотя и разные по качественным показателям) не позволяли обеим сторонам выполнять взятые на себя обязательства» 1 .

Относительно быстрый выход турецкой экономики из кризиса и ее успешное развитие в первой половине 80-х годов наряду со стабилизацией внутриполитического положения явились поводом для активизации европейского направления во внешнеэкономической политике Турции: в апреле 1987 г. она подала официальный запрос о полном членстве в ЕС. В ответе ЕС, который Еврокомиссия огласила в 1989 г., констатировалось: «Экономическая и политическая ситуация в Турции свидетельствует о том, что необходимые изменения, с которыми Турция столкнется в случае принятия в ЕС, могут быть обеспечены в среднесрочной перспективе» 2 . Данная формулировка означала, что и сам вопрос о членстве может быть решен только в среднесрочной перспективе, временные границы которой крайне неопределенны. Тем не менее следствием шага по сближению с ЕС, предпринятого Турцией, стало возобновление процесса постепенного снижения таможенных пошлин в отношении стран Евросоюза и адаптации к Единому внешнему тарифу ЕС.

Завершение этого процесса ознаменовалось созданием в январе 1996 г. таможенного союза, рассматривавшегося в ранее принятых документах в качестве заключительного этапа в процессе ассоциации, который должен непосредственно предшествовать принятию Турции в полноправные члены ЕС. И хотя официальные лица страны прикладывали немало усилий для акцентирования внимания на положительных аспектах этого события, спустя некоторое время в турецком обществе явственно стали звучать мотивы раздражения и обманутых надежд, порождавшиеся именно тем обстоятельством, что таможенный союз и членство Турции в Евросоюзе оказались разделены во времени. Основные аргументы скептически настроенных политиков, экономистов и публицистов сводились к следующему. Действие таможенного союза распространяется на промышленные товары, доля которых в двусторонней торговле составляет более 90%. Следовательно, с учетом значительно возросшего после 1996 г. дефицита Турции в торговле со странами Союза (см. табл. 1) последние еще до получения Турецкой Республикой статуса его официального члена начали активно использовать режим свободной торговли для расширения своего присутствия на рынке Турции.

Следует подчеркнуть, что новый статус Турции не налагал на страны ЕС жестких обязательств с точки зрения оказания ей финансовой поддержки. При этом некоторые виды кредитов или финансовой помощи, выделение которых все же было предусмотрено по линии Европейского инвестиционного банка или же непосредственно из бюджета Евросоюза, в конечном итоге так и не были получены турецкой стороной из-за вето, наложенного Грецией. В итоге многие аналитики сходились во мнении, что ЕС превратил Турцию в новый рынок сбыта, не понеся при этом сколько-нибудь серьезных финансовых затрат.

В то же время страны Союза, очевидно, были склонны трактовать образование таможенного союза как своего рода уступку, которую они стремились использовать для отсрочки принятия решения о придании Турции статуса официального кандидата на вступление в ЕС. С точки зрения Турции подобный маневр выглядел особенно раздражающим на фоне активизации процесса расширения Евросоюза после изменения геополитических условий в Европе, приведших к распаду социалистического блока и появлению ряда стран, которые начали активно двигаться по пути построения экономик рыночного типа. Пика обострения отношения двух сторон достигли в конце 1997 г., после состоявшейся в Люксембурге встречи глав государств и правительств ЕС, которая получила название «саммита расширения». На встрече было принято окончательное решение о приеме 11 новых членов, причем Турция не была включена даже во вторую волну расширения, которая должна была охватить 5 из 11 государств-кандидатов. Формально свою позицию страны Евросоюза объяснили тем, что Турция не удовлетворяет в должной степени политическим и экономическим требованиям для вступления в ЕС. Но по некоторым показателям экономического развития Турция на тот момент не только не уступала, но и опережала такие страны-кандидаты, как Болгария и Румыния. Претензии по соблюдению демократических правовых норм были предъявлены и Словакии, которая тем не менее также была включена в список кандидатов. Данные обстоятельства побудили представителя Турции заявить на люксембургском саммите о неискренности ЕС в отношении его страны. При этом подразумевалось, что действительной причиной для дискриминации Турции стал мусульманский фактор 3 .

Читайте также:  Брак с гражданином Литвы в 2020 году: вид на жительство и гражданство, развод

Отрицательный резонанс, который вызвала встреча в Люксембурге в официальных турецких кругах, оказался настолько глубок, что Анкара выступила с угрозой бойкота товаров из стран Евросоюза. Турецкий кабинет министров намеревался составить неофициальный черный список торговых компаний, зарегистрированных в государствах, «нелояльных» к Турции. Тем не менее правительство отклонило предложение некоторых министров о введении эмбарго в отношении товаров из Западной Европы.

И хотя некоторое время спустя раздражение официальной Анкары стало менее явным, следует признать снижение активности в отношениях сторон, проявившееся в первую очередь в ослаблении влияния ЕС на пересмотр правовых норм в Турции, равно как и на ее экономическое развитие.

Одновременно в этот период происходила дальнейшая дискредитация идеи таможенного союза в общественном мнении страны. Авторы работы, подготовленной одним из турецких исследовательских центров в Германии, «Турция и Европейское сообщество» подчеркивали, что «если Европейское сообщество откладывает принятие Турции в свои ряды, стремясь защитить турецкую промышленность от конкуренции западноевропейских товаров, то не следует торопиться и с созданием таможенного союза, который поставит местных производителей в те же самые условия жесткой конкуренции. Но в рамках таможенного союза обострение конкуренции для Турции не будет сопровождаться предоставлением ей обязательной финансовой поддержки, поскольку Турция не получит доступа к структурным фондам ЕС» 4 .

По мнению некоторых аналитиков, решение вопроса о принятии Турции в члены ЕС откладывалось по той причине, что экономически ситуация, сложившаяся на тот момент, являлась оптимальной с точки зрения ЕС: основные преимущества, которые могло принести членство Турции, а именно новый емкий рынок, он уже получил с образованием таможенного союза и при этом сумел избежать значительных издержек. «Турция в таможенном союзе играет лишь роль объекта налогообложения», – писал обозреватель турецкой экономической газеты «Finansal Forum» И. Решат Озкан. При этом в Турции часто высказывалось мнение, что нерешенные политические проблемы используются странами ЕС в качестве предлога для возможно более длительного уклонения от пересмотра сложившегося положения вещей.

Новый период во взаимоотношениях сторон, часто высокопарно именуемый в турецкой печати «новой эрой», начался с декабря 1999 г.,когда на состоявшейся в Хельсинки встрече глав государств и правительств ЕС Турции был предоставлен официальный статус страны-кандидата на вступление в члены ЕС. Наряду с изменением формального статуса большое значение имели некоторые подвижки в подходах к проблеме приема новых членов со стороны Евросоюза, а также смена приоритетов в социально-экономической жизни самой Турции.

Определенный положительный резонанс в Турции вызвало опубликование данных опроса общественного мнения, проведенного среди жителей стран-членов ЕС по проблеме полноправного членства Турции накануне хельсинского саммита 5 . В опросе приняли участие 11 тыс. респондентов. На вопрос «Желаете ли вы видеть Турцию полноправным членом ЕС?» число давших положительный ответ составило в Испании 32%, в Португалии – 28%, в Англии- 23%, в Греции и Голландии – 22%, в Ирландии – 19%, в Финляндии – 18%, во Франции – 17%, в Германии – 9%, в Австрии – 6,5%. На вопрос «Считаете ли вы, что Турция будет принята в полноправные члены ЕС?» количество ответивших утвердительно составило в Греции – 45%, в Голландии – 36%, в Англии – 26%, в Португалии и Ирландии – 25%, в Финляндии – 24%, в Испании – 18%, во Франции – 16%, в Германии – 15%,в Австрии – 14%. При этом среди причин, по которым возможно принятие положительного решения о полноправном членстве Турции в ЕС, на первом месте фигурировали ее геополитическое положение (37%) и динамично развивающаяся экономика (34%). Среди причин, по которым респонденты считали принятие Турции в полноправные члены Союза невозможным, первое место с большим отрывом заняла нерешенность проблемы прав человека (62%), второе – недостаточный уровень экономического развития (45%). Лишь 19% опрошенных отметили в качестве препятствия то обстоятельство, что в результате принятия Турции в рамках ЕС будет нарушена религиозная однородность.

Таким образом, итоги опроса свидетельствовали, с одной стороны, об отсутствии у жителей стран Западной Европы единодушного сопротивления решению о полноправном членстве Турции, а с другой, – о том, что в ряду основных препятствий на пути двустороннего сближения рассматривались все же отнюдь не религиозные факторы, а объективно требовавшие своего решения проблемы в сфере прав человека и экономики Турции.

Входит ли Турция в список стран Европейского союза

Отношения между странами нередко влияют на возможность путешественников свободно перемещаться через границы. Идея включения Турции в Евросоюз рассматривается довольно давно, так как это государство развито и имеет соответствующее территориальное расположение. Однако вопрос не решен окончательно. «Турция в Евросоюзе или нет?». Именно это определяет прядок оформления визы и других документов.

Список стран-участниц Евросоюза в 2020 году

Круг государств, которые попали в ЕС, постоянно расширяется, несмотря на нереализованный пока выход Великобритании из союза. Нередко появляется информация о том, что те или иные члены Евросоюза не верят в его работу и рассматривают возможности отсоединения. Однако на 2020 год список стран-участниц составляют:

  1. Греция
  2. Италия
  3. Австрия
  4. Бельгия
  5. Болгария
  6. Венгрия
  7. Великобритания
  8. Германия
  9. Дания
  10. Ирландия
  11. Люксембург
  12. Португалия
  13. Кипр
  14. Латвия
  15. Испания
  16. Польша
  17. Румыния
  18. Словакия
  19. Франция
  20. Финляндия
  21. Швеция
  22. Словения
  23. Эстония
  24. Чехия
  25. Хорватия
  26. Нидерланды
  27. Литва
  28. Мальта

Однако есть государства, которые подали заявки на вхождение в ЕС, но не получили согласия. Их статус после принятия обращения рассматривается как позиция претендента на вступление в скором будущем.

Входит ли Турция в ЕС

Сегодня нередко возникает вопрос о том, является ли Турция страной Евросоюза. Она не включена в число членов ЕС, но подала заявку на это. Однако рассмотрение таких ходатайств обычно растягивается на неопределенный временной промежуток с возможностью выдвижения требований к стране-заявителю. Именно поэтому на вопрос: «Входит ли Турция в Евросоюз?» дают отрицательный ответ, но шанс на изменение ситуации у государства есть.

Действие шенгенской визы

При переезде в Турцию или при ее посещении на определенный срок приходится оформлять соответствующее разрешение. Однако такая необходимость продиктована особенностями отношений между странами.

Если между Россией и Турцией есть договоренности о режиме посещения, то для пребывания в государстве до 90 суток никаких дополнительных документов получать не надо.

Нужна ли виза в Турцию на поездку свыше этого срока? Однозначно, да. Однако это не шенгенская виза, а совершенно другой вид разрешения. Наличие шенгена не повлияет на возможность нахождения в государстве.

Соблюдение визового режима между странами Европейского союза и Турцией

Статус кандидата в ЕС предполагает тесное сотрудничество и некоторую помощь со стороны принимающих в осуществлении всех доработок и реформ. Однако с Турцией на практике ситуация многозначна, так как вряд ли заметным для нее стало попадание в список претендентов на членство. Еврозона кажется очень близкой, но пока недосягаемой.

На сегодняшний день между государствами ЕС и Турциеей дйствует визовый режим. Многие члены Евросоюза опасаются большого наплыва мигрантов, что пока препятствует установлению свободного пересечения границ.

Отношение европейской стороны к принятию Турции в ЕС

Процесс вхождения в Евросоюз обычно длительный и многоэтапный. Кроме того, к кандидату на членство выдвигаются различного рода требования, которые не всегда выполнимы сразу же. В рамках реализации процедуры существует специальная Еврокомиссия, которая следит за их исполнением.

Турция в ЕС не попадает до сих пор по разным причинам. Кроме того, отношение внутри союза к ее включению в состав членов неоднозначное. Основными мнениями, препятствующими окончательному вливанию, являются:

  • отдаленность турецкой культуры, уклада жизни, традиций от европейских;
  • отсутствие исполнения всех требований по соблюдению правовых норм, провозглашенных в странах ЕС;
  • территориальная проблема с Кипром;
  • озабоченность возникновением огромного потока мигрантов из Турции в страны ЕС с более высоким уровнем жизни;
  • приверженность большинства жителей исламу;
  • замедление процессов экономической модернизации, роста в государстве;
  • не до конца усовершенствованная политическая система.

Со стороны стран ЕС есть много противоречивых мнений о необходимости принятия в состав союза Турции (как отрицательных, так и положительных). Однако процесс присоединения нельзя назвать стандартным. Существует множество исторических моментов, которые создают негативный образ страны и заставляют сомневаться в необходимости ее принятия в союз.

Заключение

Турция все же в Евросоюзе или нет? Этот вопрос часто возникает у людей, далеких от ситуации на мировой политической арене. Итак, почему Турцию не принимают в Евросоюз? По ряду причин, среди которых некоторое несоответствие требованиям к странам-участницам, а также неоднозначное отношение к этому государству ряда западноевропейских держав. Кроме того, процедура входа достаточно сложна и многоэтапна. У Турции есть шансы на попадание в ЕС, но необходимо устранить различные внутренние проблемы в стране.

Отношения Турции и ЕС

Взаимоотношения Турции и ЕС имеют долгую и сложную историю, поэтому вопрос, входит ли Турция в Евросоюз, требует расширенного ответа. Тесные связи Турции с ЕС обусловлены тем, что страна частично расположена в Европе, имеет весьма развитую экономику и неоднократно высказывала свое желание быть полноправным членом ЕС.

Политический статус Турецкой Республики

Всего 3 % территории страны географически относится к Европе. При этом расположение на перекрестке транспортных путей, издавна соединяющих Европу и Азию, делает ее статус особо значимым. В 1952 году Турция вошла в состав НАТО. В 1963 году страна подписала Договор с Европейским экономическим сообществом (предшественником ЕС), в котором декларируется ее право вхождения в Евросоюз.

В конце 70-х годов Турцию даже прямо пригласили вступить в ЕЭС, но она ответила отказом, поскольку туда вместе с ней была приглашена Греция, отношения с которой в тот период переживали острую фазу. В 1980 году в Турции произошел военный переворот, который послужил причиной резкого охлаждения отношений с Европой. Спустя 3 года переговорный процесс возобновился, и весной 1987 года страна подала заявку на вступление.

Последующие 12 лет стороны проводили согласование своих позиций, и в 1999 году Турции был присвоен официальный статус кандидата. В 2004 году была назначена дата начала переговоров по вступлению: 3 октября 2005. В процессе анализа законодательной базы страны на предмет соответствия европейским ценностям было зафиксировано множество проблем, требующих дополнительной работы. Статус Турции с тех пор практически не изменился, она является ассоциированным членом и входит в Таможенный союз с ЕС.

Позиция европейских сторонников принятия Турции

В Европе немало чиновников, которые выступают за полноценное вхождение Турции в ЕС. Они объясняют свою позицию тем, что страна с крупной экономикой, имеющая мощнейшую армию и являющаяся ключевой силой в регионе, способна существенно усилить ЕС в глобальном балансе сил. Зона геополитического влияния ЕС при вступлении в него Турции будет существенно расширена за счет географического положения страны, ее разносторонних связей на Ближнем Востоке, богатства ресурсами и огромного исторического наследия.

Также вступление Турции в ЕС рассматривается как важный фактор стабилизации региона, где непрекращающиеся военные конфликты постоянно подпитывают поток беженцев в Европу. Сторонники вступления при этом утверждают, что Турция выполнила большую часть условий, поставленных ЕС. Некоторые чиновники заявляют, что ЕС не стоит и далее отказывать стране, пребывающей в статусе кандидата уже много десятков лет и добившейся в области уважения прав человека за эти годы значительного прогресса.

Читайте также:  Как получить вид на жительство в Финляндии для россиян и уехать в эту страну на ПМЖ в 2020 году

Позиция противников

Против принятия Турции в ЕС выступает ряд ключевых европейских политиков, среди которых канцлер Германии Ангела Меркель, бывший президент Франции Николя Саркози и другие. Против также руководство Республики Кипр, которая видит основанием для отказа оккупацию северной части острова. Большой проблемой являются и некоторые репрессивные аспекты турецкого законодательства. Неприемлема для ЕС и весомая роль турецкой армии в политике страны. Многие в Европе считают, что несоблюдение Турцией свободы слова несовместимо с членством в ЕС. Не находит понимания и турецкая позиция по курдскому вопросу.

Немаловажным для Европы является и следующее соображение: вступление в ЕС многонаселенной Турции (75 млн человек) может изменить расстановку в европейских руководящих органах, ведь при таком населении страна должна иметь второе по величине представительство в Европейском Парламенте.

Демографические прогнозы предрекают Турции статус самой большой по населению страны Европы уже к 2020 году.

Важное значение имеет и религиозный фактор. Знаковую точку зрения выразил Председатель Евросовета Ван Ромпей, заявивший, что фундаментальные европейские ценности во многом являются ценностями христианства, и они потеряют силу с присоединением большого исламского государства.

Настоящее время и прогноз на ближайшее будущее

Вопрос о вступлении в ЕС несколько последних десятилетий является важной составляющей политической жизни Турции. Здесь, как и в Европе, есть множество сторонников и противников членства в ЕС. После прихода к власти Реджепа Эрдогана (с 2003 г. по 2014 г. был премьер-министром, а с 2014 г. — президент) переговорный процесс поначалу активизировался. Газета «European Voice» в 2004 даже назвала Эрдогана «европейцем года» за реформы, проводимые им в стране. Но в 2009 году произошло локальное обострение конфликта с Кипром, Турция закрыла свои порты для кипрских судов. Это послужило причиной заморозки переговоров с ЕС о вступлении.

Президент Турции Реджеп Эрдоган

В начале 2015 года президент Эрдоган заявил, что в Европе не дождутся того, чтобы Турция умоляла о принятии ее в этот союз. Затем ряд подобных высказываний сделали и другие официальные лица страны. А министр по делам ЕС констатировал, что формат переговоров, требуемый со стороны ЕС, больше не устраивает Турцию. При этом он добавил, что уровень демократии в Турецкой Республике выше, чем в странах Европы.в настоящее время

Северная часть острова Кипр фактически оккупирована Турцией с 1974 года, там содержится многотысячный воинский контингент (примерно 40 000 военнослужащих). Турецкая Республика Северного Кипра не признается большинством стран мира. Осуществлять возврат территории Турция не намерена. На сегодняшний день только 60 % территории острова (Республика Кипр) входит в ЕС, Разногласия по Кипру имеют принципиальный характер.

В Турции проживает 18 миллионов этнических курдов, но при этом использование курдского языка находится под запретом. ЕС неоднократно настаивал на снятии ограничений и предоставлении курдам более широких прав, но требование не выполнено, и пока нет положительных прогнозов по этому вопросу. В некоторых регионах, где преимущественно проживают курды, действует режим чрезвычайного положения.

После попытки военного переворота в Турции в 2016 было арестовано более 150 журналистов, задержано 10 парламентариев из оппозиции, более 2000 работников правосудия содержатся в камерах предварительного заключения, в совокупности примерно 40000 человек обвиняются в причастности к перевороту.

Европа выступает категорически против таких мер. Европарламент на последнем заседании обозначил свою позицию в соответствующей резолюции, содержащей призыв к Турции остановить репрессии. Подобные действия названы основанием к запрету включения страны в состав ЕС. В ответ турецкий президент заявил о готовности снять препятствия проникновению беженцев в Европу со стороны Турции. Процесс ухудшения отношений подогревается участившимися политическими скандалами (обвинения Турцией европейских журналистов, отказ некоторых ключевых членов ЕС допустить агитацию турецких политиков в своих городах и т. п.).

Острота заявлений с обеих сторон и отсутствие готовности к смягчению позиций позволяют констатировать, что в ближайшем будущем Турция точно не станет членом ЕС.

Почему Брюссель отказал Турции во вступлении в Евросоюз

Громкое заявление сделал на этой неделе еврокомиссар по вопросам европейской политики добрососедства и расширения Йоханнес Хан: ЕС и Турция должны прекратить процесс вступления в союз. «Было бы более честным для Турции и ЕС пойти новым путем и прекратить переговоры о присоединении», — сообщил Хан в интервью Die Welt.

По его мнению, это решение, конечно же, должно быть принято государствами-членами.

Но в принципе «членство Турции в Европейском союзе нереально в обозримом будущем».

Соглашение об ассоциации Турецкой Республики с Европейским экономическим сообществом было подписано еще в 1963 году. Но формальный статус кандидата на членство получила только в 1999 году. В 2005 году переговоры о вступлении в Европейский союз возобновились.

Но в последние годы стало понятно, что попытки Турции стать членом ЕС зашли в тупик. И вот теперь официальный Брюссель в лице еврокомиссара Хана заявил об отказе стране-кандидату.

По словам Хана, Турция и ЕС должны быть наконец честны друг с другом и если вступление невозможно, то следует «сосредоточиться на вещах, которые осуществимы и реалистичны». Например, на сотрудничестве в области энергетики, борьбы с международным терроризмом, миграцией, решении проблемы разделенного Кипра.

Нет смысла тянуть резину

Хан сослался также на заявление Эмманюэля Макрона. Президент Франции ранее дал понять, что у Турции нет шансов на вступление. И причина, как ему кажется, очевидная — несоблюдение Анкарой основных прав и свобод граждан, в том числе курдского меньшинства. Макрон заявлял об этом еще в январе в ходе встречи с Эрдоганом в Париже.

Аналогичное мнение высказывал и канцлер Австрии Себастьян Курц: Турция не может стать членом Евросоюза в связи с политическим курсом нынешних властей. Но если мнением отдельных лидеров, пусть даже и влиятельных, можно было бы пренебречь, то заявление профильного европейского чиновника звучит как окончательный вердикт.

«Можно, конечно, и дальше жить, оставив все как есть, этот процесс может продолжаться и затянуться до бесконечности. Но действительно ли это имеет смысл?» — заявил еврокомиссар Хан, добавив, что в настоящее время уже скорректирована и финансовая помощь, предшествующая вступлению Турции в ЕС.

Хан уточнил, что вместе с Федерикой Могерини, верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности, он намерен посетить Турцию в середине ноября.

По итогам этой поездки, судя по всему, и будет поставлена точка в этой многолетней истории по интеграции Турции в единую европейскую семью.

Эрдоган устал просить и ждать

Со стороны турецких властей энтузиазма по поводу членства в ЕС теперь тоже не наблюдается. Эрдоган не раз заявлял, в том числе и Макрону, что ожидание в очереди на вступление в Евросоюз «утомило» Анкару.

«Против вступления Турции в ЕС более половины европейских стран, и такое ощущение, что Турцию в этом отношении изначально планировали лишь кормить обещаниями»,

— говорит Петр Пушкарев, шеф-аналитик ГК TeleTrade.

Слишком уж много различий в подходах к экономике, масса культурных отличий у турков от универсальных европейских ценностей. «К тому же Турцию считают абсолютно авторитарной страной, а этого в Европе не переносят на дух», — добавляет Пушкарев.

Эксперты считают, что охлаждение отношений с Европой автоматически означает сближение с Россией. Россия выиграет в этой ситуации, но при условии, что не будет идеологизировать двусторонние отношения, предупреждает Пушкарев.

В последнее время это удается с трудом. Отношения между Россией и Турцией испортились с ноября 2015 года, когда российский истребитель Су-24 был сбит над сирийской территорией турецким F-16. Владимир Путин назвал этот инцидент «ударом в спину». А Эрдоган долго не признавал вину Анкары в крушении Су-24. И только спустя почти год отношения потеплели, когда Эрдоган направил Путину письмо с извинениями.

Отношения между двумя странами тогда осложнились настолько, что Путин подписал указ о применении специальных экономических мер против Турции. Дружба почти восстановилась только в апреле текущего года после визита Путина в Анкару.

Как не поссориться с Брюсселем

Но экономический кризис в отношениях двух стран продолжается, хотя и прошел нижнюю точку в 2016 году, когда взаимная торговля сократилась на треть. По итогам 2017 года товарооборот между Россией и Турцией вырос более чем на 40% по сравнению с предыдущим годом — до $22 млрд. Сейчас Турция занимает по товарообороту восьмое место среди внешнеторговых партнеров России.

Экспорт сельхозпродукции из Турции вырос по итогам прошлого года и вовсе в 1,6 раз и достиг $1 млрд. Однако Анкара до сих пор недовольна установленным лимитом на количество поставщиков томатов в Россию, это всего 13 компаний, и пытается увеличить объемы разрешенных поставок.

Но проблема в том, что Россия на волне импортозамещения решила поддержать отечественных овощеводов, российские аграрии сейчас набрали кредитов и активно строят теплицы для выращивания тех же томатов и прочих овощных культур.

Понятно, что турецкие овощи для российского рынка нежелательны, а если и нужны, то лишь в межсезонье. Так что проблема «пресловутых помидоров», как однажды выразился помощник президента Юрий Ушаков, видится практически неразрешимой.

Гораздо лучше экономическое сотрудничество развивается по линии обороны и энергетики. Уже объявлено, что газопровод из России «Турецкий поток» планируется ввести в эксплуатацию до конца 2020 года, в ноябре Путин и Эрдоган проведут торжественную церемонию старта морского участка ТП. Газопровод будет состоять из двух ниток мощностью 15,75 млрд кубометров каждая.

Решение по «Турецкому потоку» — знаковое для двух стран, свидетельствующее о восстановлении тесных экономических связей, убеждены эксперты. Однако и здесь может возникнуть напряжение. Дело в том, что одна нитка ТП предназначена для снабжения турецкого рынка, а вторая — для газоснабжения стран Южной и Юго-Восточной Европы (Греции, Болгарии, Венгрии, Сербии…). «Турецкий поток» — это фактически вариант запрещенного Европой «Южного потока» (по дну того же Черного моря с выходом в Болгарию и далее в страны Южной Европы).

И до сих пор непонятно, сможет ли Брюссель заблокировать попытки России протянуть «Турецкий поток» из Турции в ЕС.

Не без проблем идет и сотрудничество в атомной энергетике. «Росатом» ведет в Турции строительство АЭС «Аккую». Страны несколько лет не могли договориться об условиях строительства, объеме инвестиций, что может обернуться срывом сроков ввода станции в эксплуатацию.

«Зато отгружаемые объемы зерна из Кубани в турецкие порты уже бьют все рекорды, за год почти на $1 млрд вырос товарооборот по продуктам растительного происхождения, у нас с Турцией $6 млрд товарооборота по черным металлам и алюминию», — уточняет Пушкарев.

Читайте также:  Уровень жизни и цены в Ирландии на продукты и недвижимость в 2019-2020 годах

Шантажировать евробюрократов

Есть перспективы и по поддержке экспорта из регионов России через структуры ВЭБ. «После обрушения турецкой лиры более чем вдвое по отношению к доллару и евро Турция в любом случае станет ближе к России, чем к Европе, и по перспективам финансовых расчетов в национальных валютах, вытесняя из них и доллар, и в какой-то мере евро», — говорит Пушкарев.

По мнению Андрея Перекальского, аналитика компании «ФинИст», по мере отдаления от ЕС Турция неизбежно будет выстраивать более тесные отношения с Россией.

«Эрдоган и раньше часто опирался в своей риторике в адрес Евросоюза на относительные успехи в диалоге с Россией. И продолжит шантажировать брюссельских бюрократов своим сотрудничеством с Россией, например, вступлением в ШОС», — считает Перекальский.

ШОС — Шанхайская организация сотрудничества, напомним, была основана Китаем, Россией, Казахстаном, Таджикистаном, Киргизией и Узбекистаном в 1996 году. Позднее к ШОС присоединились Индия и Пакистан, и сейчас ШОС — это гигантский рынок и примерно половина населения планеты.

Но если раньше апелляции к России и ШОС были лишь формой политического торга, то в новых условиях это может стать реальностью. В то же время следует понимать, что Анкара не откажется полностью от отношений с ЕС, хотя и не будет считать вступление в организацию принципиально важным, добавляет эксперт. Тем не менее тесные экономические, торговые связи с ЕС останутся: Турция по населению почти равна Германии, по размеру ВВП близка к пятерке ведущих европейских стран, входит в таможенный союз с Европой, и в нем, конечно же, останется. Это законы рынка, отмечают эксперты.

Но Россия будет привилегированным партнером. «Жизнь научила турецких политиков не складывать яйца в одну корзину. В отношениях с Евросоюзом они уже обожглись на этом. Поэтому Турция будет пытаться выстраивать сбалансированные отношения», — заключает Перекальский.

Перспективы вступления Турции в ЕС (стр. 1 из 4)

турция экономика европейский союз

В 1963 г. в Анкаре был подписан договор об ассоциации Турции и Европейского экономического сообщества, положивший начало, как оказалось, весьма длительному и сложно протекающему процессу интеграции Турции в Западную Европу.

Поступательное развитие торгово-экономических отношений сторон на протяжении более чем десяти лет было прервано в 1976 г. так называемым кризисом ассоциированности, когда Турция заморозила выполнение своих обязательств по отношению к сообществу. Экономический кризис, разразившийся в Турции в 1979 г., явился одной из основных причин военного переворота 1980 г. Комментируя развитие отношений сторон в конце 70-х-начале 80-х годов, В.В.Ку-наков отмечал, что «…реалии экономического положения и стран ЕС, и Турции (кризис и посткризисная фаза, хотя и разные по качественным показателям) не позволяли обеим сторонам выполнять взятые на себя обязательства» 1 .

Относительно быстрый выход турецкой экономики из кризиса и ее успешное развитие в первой половине 80-х годов наряду со стабилизацией внутриполитического положения явились поводом для активизации европейского направления во внешнеэкономической политике Турции: в апреле 1987 г. она подала официальный запрос о полном членстве в ЕС. В ответе ЕС, который Еврокомиссия огласила в 1989 г., констатировалось: «Экономическая и политическая ситуация в Турции свидетельствует о том, что необходимые изменения, с которыми Турция столкнется в случае принятия в ЕС, могут быть обеспечены в среднесрочной перспективе» 2 . Данная формулировка означала, что и сам вопрос о членстве может быть решен только в среднесрочной перспективе, временные границы которой крайне неопределенны. Тем не менее следствием шага по сближению с ЕС, предпринятого Турцией, стало возобновление процесса постепенного снижения таможенных пошлин в отношении стран Евросоюза и адаптации к Единому внешнему тарифу ЕС.

Завершение этого процесса ознаменовалось созданием в январе 1996 г. таможенного союза, рассматривавшегося в ранее принятых документах в качестве заключительного этапа в процессе ассоциации, который должен непосредственно предшествовать принятию Турции в полноправные члены ЕС. И хотя официальные лица страны прикладывали немало усилий для акцентирования внимания на положительных аспектах этого события, спустя некоторое время в турецком обществе явственно стали звучать мотивы раздражения и обманутых надежд, порождавшиеся именно тем обстоятельством, что таможенный союз и членство Турции в Евросоюзе оказались разделены во времени. Основные аргументы скептически настроенных политиков, экономистов и публицистов сводились к следующему. Действие таможенного союза распространяется на промышленные товары, доля которых в двусторонней торговле составляет более 90%. Следовательно, с учетом значительно возросшего после 1996 г. дефицита Турции в торговле со странами Союза (см. табл. 1) последние еще до получения Турецкой Республикой статуса его официального члена начали активно использовать режим свободной торговли для расширения своего присутствия на рынке Турции.

Следует подчеркнуть, что новый статус Турции не налагал на страны ЕС жестких обязательств с точки зрения оказания ей финансовой поддержки. При этом некоторые виды кредитов или финансовой помощи, выделение которых все же было предусмотрено по линии Европейского инвестиционного банка или же непосредственно из бюджета Евросоюза, в конечном итоге так и не были получены турецкой стороной из-за вето, наложенного Грецией. В итоге многие аналитики сходились во мнении, что ЕС превратил Турцию в новый рынок сбыта, не понеся при этом сколько-нибудь серьезных финансовых затрат.

В то же время страны Союза, очевидно, были склонны трактовать образование таможенного союза как своего рода уступку, которую они стремились использовать для отсрочки принятия решения о придании Турции статуса официального кандидата на вступление в ЕС. С точки зрения Турции подобный маневр выглядел особенно раздражающим на фоне активизации процесса расширения Евросоюза после изменения геополитических условий в Европе, приведших к распаду социалистического блока и появлению ряда стран, которые начали активно двигаться по пути построения экономик рыночного типа. Пика обострения отношения двух сторон достигли в конце 1997 г., после состоявшейся в Люксембурге встречи глав государств и правительств ЕС, которая получила название «саммита расширения». На встрече было принято окончательное решение о приеме 11 новых членов, причем Турция не была включена даже во вторую волну расширения, которая должна была охватить 5 из 11 государств-кандидатов. Формально свою позицию страны Евросоюза объяснили тем, что Турция не удовлетворяет в должной степени политическим и экономическим требованиям для вступления в ЕС. Но по некоторым показателям экономического развития Турция на тот момент не только не уступала, но и опережала такие страны-кандидаты, как Болгария и Румыния. Претензии по соблюдению демократических правовых норм были предъявлены и Словакии, которая тем не менее также была включена в список кандидатов. Данные обстоятельства побудили представителя Турции заявить на люксембургском саммите о неискренности ЕС в отношении его страны. При этом подразумевалось, что действительной причиной для дискриминации Турции стал мусульманский фактор 3 .

Отрицательный резонанс, который вызвала встреча в Люксембурге в официальных турецких кругах, оказался настолько глубок, что Анкара выступила с угрозой бойкота товаров из стран Евросоюза. Турецкий кабинет министров намеревался составить неофициальный черный список торговых компаний, зарегистрированных в государствах, «нелояльных» к Турции. Тем не менее правительство отклонило предложение некоторых министров о введении эмбарго в отношении товаров из Западной Европы.

И хотя некоторое время спустя раздражение официальной Анкары стало менее явным, следует признать снижение активности в отношениях сторон, проявившееся в первую очередь в ослаблении влияния ЕС на пересмотр правовых норм в Турции, равно как и на ее экономическое развитие.

Одновременно в этот период происходила дальнейшая дискредитация идеи таможенного союза в общественном мнении страны. Авторы работы, подготовленной одним из турецких исследовательских центров в Германии, «Турция и Европейское сообщество» подчеркивали, что «если Европейское сообщество откладывает принятие Турции в свои ряды, стремясь защитить турецкую промышленность от конкуренции западноевропейских товаров, то не следует торопиться и с созданием таможенного союза, который поставит местных производителей в те же самые условия жесткой конкуренции. Но в рамках таможенного союза обострение конкуренции для Турции не будет сопровождаться предоставлением ей обязательной финансовой поддержки, поскольку Турция не получит доступа к структурным фондам ЕС» 4 .

По мнению некоторых аналитиков, решение вопроса о принятии Турции в члены ЕС откладывалось по той причине, что экономически ситуация, сложившаяся на тот момент, являлась оптимальной с точки зрения ЕС: основные преимущества, которые могло принести членство Турции, а именно новый емкий рынок, он уже получил с образованием таможенного союза и при этом сумел избежать значительных издержек. «Турция в таможенном союзе играет лишь роль объекта налогообложения», – писал обозреватель турецкой экономической газеты «Finansal Forum» И. Решат Озкан. При этом в Турции часто высказывалось мнение, что нерешенные политические проблемы используются странами ЕС в качестве предлога для возможно более длительного уклонения от пересмотра сложившегося положения вещей.

Новый период во взаимоотношениях сторон, часто высокопарно именуемый в турецкой печати «новой эрой», начался с декабря 1999 г.,когда на состоявшейся в Хельсинки встрече глав государств и правительств ЕС Турции был предоставлен официальный статус страны-кандидата на вступление в члены ЕС. Наряду с изменением формального статуса большое значение имели некоторые подвижки в подходах к проблеме приема новых членов со стороны Евросоюза, а также смена приоритетов в социально-экономической жизни самой Турции.

Определенный положительный резонанс в Турции вызвало опубликование данных опроса общественного мнения, проведенного среди жителей стран-членов ЕС по проблеме полноправного членства Турции накануне хельсинского саммита 5 . В опросе приняли участие 11 тыс. респондентов. На вопрос «Желаете ли вы видеть Турцию полноправным членом ЕС?» число давших положительный ответ составило в Испании 32%, в Португалии – 28%, в Англии- 23%, в Греции и Голландии – 22%, в Ирландии – 19%, в Финляндии – 18%, во Франции – 17%, в Германии – 9%, в Австрии – 6,5%. На вопрос «Считаете ли вы, что Турция будет принята в полноправные члены ЕС?» количество ответивших утвердительно составило в Греции – 45%, в Голландии – 36%, в Англии – 26%, в Португалии и Ирландии – 25%, в Финляндии – 24%, в Испании – 18%, во Франции – 16%, в Германии – 15%,в Австрии – 14%. При этом среди причин, по которым возможно принятие положительного решения о полноправном членстве Турции в ЕС, на первом месте фигурировали ее геополитическое положение (37%) и динамично развивающаяся экономика (34%). Среди причин, по которым респонденты считали принятие Турции в полноправные члены Союза невозможным, первое место с большим отрывом заняла нерешенность проблемы прав человека (62%), второе – недостаточный уровень экономического развития (45%). Лишь 19% опрошенных отметили в качестве препятствия то обстоятельство, что в результате принятия Турции в рамках ЕС будет нарушена религиозная однородность.

Таким образом, итоги опроса свидетельствовали, с одной стороны, об отсутствии у жителей стран Западной Европы единодушного сопротивления решению о полноправном членстве Турции, а с другой, – о том, что в ряду основных препятствий на пути двустороннего сближения рассматривались все же отнюдь не религиозные факторы, а объективно требовавшие своего решения проблемы в сфере прав человека и экономики Турции.

Ссылка на основную публикацию