Реинтеграция Донбасса в 2019-2020 году: что это значит

Как в бюджете Украины на 2020 год планируются расходы на переселенцев и реинтеграцию Донбасса

Новая украинская власть много говорит о необходимости реинтеграции неподконтрольных территорий Донбасса, а также более мощной, чем ранее, поддержке подконтрольных. Между тем, проект госбюжета-2020, который по просьбе « Донецких новостей » изучили в «донбасском ракурсе» эксперты, демонстрирует, что слова пока остаются словами.

— В настоящее время решения по Донбассу нет. Разведение сил и средств в районах Петровского и Золотого сорвалось, а в стране на фоне распространения информации о «капитуляции» вследствие подписания «формулы Штайнмайера» совершаются попытки раскачать политическую ситуацию. Кроме того, в торможении мирного процесса также заинтересованы силы, наладившие «серый» и «черный» товарооборот с временно неподконтрольными территориями.

Именно начало отвода войск должно было стать вторым главным условием (после подписания «формулы Штайнмайера») для организации встречи в Нормандском формате. Поэтому есть вероятность, что встреча может быть сорвана или перенесена на более позднее время.

Фактически, в перспективе на 2020 год мы имеем ситуацию: местные выборы на Донбассе либо пройдут, либо нет, реинтеграция либо начнется, либо нет. При этом, вероятнее всего, результат будет отрицательным.

По этим причинам в проекте госбюджета-2020 не предусмотрены средства на проведение местных выборов на неподконтрольных территориях. Видимо, само руководство Украины достаточно скептично относится к возможности их проведения.

Из того, что в бюджете запланировано на Донецкую и Луганскую области, можно выделить следующее.

1. Предусмотрены субвенции из госбюджета местным бюджетам на восстановление инфраструктуры на подконтрольных территориях Донбасса в размере всего лишь 294 тыс. грн.

2. Анализируя раздел бюджетных расходов по населенным пунктам Украины, сразу бросились в глаза «нули» напротив тех городов и поселков, которые находятся на неподконтрольных территориях. А субвенции на строительство, реконструкцию, ремонт и содержание автомобильных дорог в Луганской и Донецкой областях не превышают средних значений для других регионов страны, что указывает на то, что дополнительных денег на восстановление дорожной инфраструктуры выделять не планируется.

3. В рамках реализации госпрограммы восстановления и развития мира в восточных регионах Украины в бюджете запланированы мероприятия по гуманитарному разминированию территорий и акваторий Донецкой и Луганской областей и укрепление материально-технического потенциала пиротехнических подразделений ГСЧС. Судя по всему, эта программа касается исключительно подконтрольных Украине территорий.

4. Министерством по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины предполагаются мероприятия по психологической адаптации, обеспечение санитарно-курортным лечением участников Евромайдана и АТО, компенсации за жилье для семей инвалидов 1-2 групп вследствие травм, полученных в АТО, и т.д. То есть, специальных программ, касающихся неподконтрольных территорий, профильным ведомством не предусмотрено.

5. В программе госзаймов присутствуют проекты «Несвязанный финансовый кредит» и «Ускорение частных инвестиций в сельское хозяйство Украины», которые касаются восстановления и модернизации разрушенной инфраструктуры востока Украины, включая как контролируемые украинским правительством части Донецкой и Луганской областей, так и соседние области. Но там суммы, во-первых, кредитные, а во-вторых, небольшие: 25 тыс. евро и 20,4 тыс. долл.

6. Единственный пункт, который касается реинтеграции Донбасса, звучит как «Обеспечение информационной реинтеграции временно оккупированных территорий Автономной республики Крым, Донецкой и Луганской областей», а затраты на создание базы «Медиаграмотности Украины» (именно в такой формулировке) предполагаются в размере 3,8 млрд грн.

Подытоживая, можно сделать вывод, что специальных программ по реинтеграции неподконтрольных территорий и восстановления там инфраструктуры в проекте госбюджета-2020 не предусмотрено.

Учитывая, что правительство заявляло, что для восстановления инфраструктуры прифронтовых районов Донбасса может потребоваться сумма, соразмерная годовому или двухгодовому бюджету Украины, можно предположить, что даже в случае успешной реализации Минских договоренностей и возвращения территорий в состав Украины достаточных сумм на восстановление в бюджете не найдется — и сам процесс восстановления затянется на долгие годы.

В любом случае, пока территории не вернули, превентивно на соответствующие программы правительство ничего выделять не планирует.

Мария Красненко, правозащитник, юрист Общественного холдинга «Группа влияния» («Група впливу»):

— Нужно понимать, что госбюджет на 2020 год, по сути, является бюджетом правительства Гройсмана и, исходя из основных показателей, не включает статьи «Донбасс», «Крым» (например, выплата пенсии жителям временно оккупированных территорий, восстановление разрушенной инфраструктуры, экологическая ситуация).

Вместе с тем, годовой бюджет должен включать финансирование на подобные статьи в общем порядке, поскольку в соответствии с законодательством такие суммы должны учитываться.

По данному бюджету не стоит быть оптимистичным — фактически он является бюджетом текущего года. Впрочем, этот финансовый документ может еще не раз быть изменен как Верховной Радой, так и Кабмином. Особое внимание следует уделять этому вопросу в последующие месяцы, поскольку именно тогда станут понятными результаты расходной части этого года.

Николай Спиридонов, политический эксперт

— Пока госбюджет не принят окончательно, так что там возможны различные изменения. Но в том проекте, который был озвучен, я не видел, к примеру, средств на выплаты долгов пенсионерам неподконтрольной части Донбасса.

Понятно, что это бюджет разрабатывался командой Гройсмана. И, возможно, будет меняться. Но пока не видно, чтобы были подвижки в соответствующем направлении, хоть новые власти и обещали, что произойдет облегчение получения пенсионных выплат. Учитывая, что за счет нашего бюджета это сделать сложно, нужно пытаться получить поддержку международного сообщества. Ведь это — наши пенсионеры, хоть и живущие на временно неподконтрольной территории. И если мы реально собираемся реинтегрировать часть Донбасса, находящуюся в данный момент по ту сторону линии разграничения, прятать голову в песок, как страус, — не выход.

Чувствуем, что не справимся сами? Нужно привлекать международную помощь. В свое время был «план Маршалла» по восстановлению экономики стран Европы, проигравших войну. Есть и другие примеры. Важно действовать, а не надеяться, что все «само рассосется».

Андрей Попов, аналитик, специалист по политическому PR в ToShoNado.Agency:

— Проект госбюджета-2020, как и программа Кабмина на будущую «пятилетку», являются, скорее, декларациями о намерениях, чем реальной сметой государства.

Представленный вариант бюджета является наработками еще Кабмина Гройсмана и не учитывает конъюнктуру 2020 года, смену власти и приоритетов. Там, например, нет поступлений от запуска рынка земли и масштабной приватизации, которая была анонсирована. Транши МВФ не указаны. Не отражены там и налоговые нововведения. Отсутствуют планы по конфискациям у «попередников» или выплатам 2 млрд долл. [за «ПриватБанк”] для Коломойского.

Нет там и нововведений по Донбассу.

В целом, в отношении Донбасса там сохранены подходы прошлого года. К примеру, будем покупать уголь напрямую или через РФ, как при Порошенко. Где деньги на строительство мостов и железнодорожной инфраструктуры? Возможная реинтеграция там также не особо учтена. Просто потому, что еще не было даже встречи «нормандской четверки», — не ясно в каком формате реинтеграция будет проводиться, и будет ли она в 2020 году.

Пока у меня больше вопросов, чем ответов по бюджетной политике и стратегическому планированию власти. Сам бюджет как документ не является для власти финальным, потому и выглядит как черновик. Ключевые решения будут вноситься в ручном режиме в зависимости от конъюнктуры. На данный момент сложно сказать хорошо это или плохо, т.к. в нашем уравнении слишком много переменных.

Андрей Кривонос, глава Директората Ассоциации франчайзинга Украины, вице-президент Ассоциации инвесторов в Украине:

— Давайте сразу признаем, что восстановить Донбасс за бюджетные деньги невозможно. Даже если весь бюджет пойдет «на Донбасс», Донбассу от этого намного легче не будет.

Важнейшая проблема в этой ситуации — это размазанность средств на восстановление Донбасса по «каждой политике». То есть, остается ручное распределение средств в рамках работы ведомств или их нормативки. Уже сам премьер заявляет, что стоит завести для проблем Донбасс отдельный документ.

Поэтому свести воедино, сколько денег планируем на те или иные действия, практически невозможно. У нас есть «Стратегія реінтеграції окупованих територій», «Український Схід», кредит «Відновлення сходу України», «Стратегія інформаційної реінтеграції Донбасу». и это еще не все.

Но эти программы не учитывают вопросы, связанные с социальными выплатами и восстановление инфраструктуры. Мы только можем угадывать, на что запланированы средства. Так, увеличение в 157 раз бюджета на содержание Совета нацбезопасности до 28,16 млрд грн, скорее всего, пойдет на реинтеграцию Донбасса, но конкретных действий мы увидеть не можем.

По некоторым показателям возникает вопрос касательно их экономической эффективности. Так, на предоставление ежемесячной адресной помощи внутренне перемещенным лицам (ВПЛ) для покрытия расходов на проживание (т.н. «адресная помощь» переселенцу) выделяется 3 млрд 042 млн. 600 тыс. грн. Но! На 1,3 миллиона официально зарегистрированных перемещенных лиц выходит только 2 340 грн в год на каждого. А получат ли ее все? Или снова ручное распределение?

Проект «Доступное жилье» предполагает 100 млн грн, которые позволят ввести в эксплуатацию почти 15,6 тыс. кв. м. жилья и обеспечить собственным жильем 256 семей участников АТО, ВПЛ, а также других граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. 256 семей из 1,3 млн человек и даже больше за счет АТО-шников и других категорий?! Или проект неэффективен по количественным показателям, или же стоит думать о его переформатировании (компенсация процентных ставок, субсидирование застройщиков, финансирование реконструкций жилья вполне возможно сработают лучше).

А вот проекты «Жилье для внутренне перемещенных лиц» (485 млн грн) и «Выплата денежной компенсации за принадлежащие для получения жилые помещения для внутренне перемещенных лиц. » (248,4 млн грн) присутствуют в бюджете. Но при разбивке по бюджетам административно-территориальных единицам — нет. То есть, общая сумма в бюджете есть, тратить ее должны области, города, громады, но сколько — бюджет не говорит. Снова ручное управление. И таких примеров находим достаточно.

Также не следует забывать о небюджетных целевых фондах от наших партнеров. Польша, Швеция, Швейцария, Германия, Словакия, Румыния и ряд других уже выделили на следующий год некоторые суммы, информацию о которых мы не можем централизовано собрать.

Вывод: бюджет непрозрачен по вопросам реинтеграции Донбасса и возвращения Крыма, возникает много вопросов о ручном распределении средств.

Мнение – 15 октября 2020 2312

Реинтеграция Донбасса «от Зеленского»: Плюсы и минусы президентского «кейса мира»

Президент Украины Владимир Зеленский, выступая 30 октября на Форуме единства в Мариуполе, назвал базовые составляющие реинтеграции неподконтрольной части Донбасса.

По словам Зеленского, чтобы кейс по установлению мира был успешным, стратегия государства должна включать четыре позиции:

  • прозрачность и публичность (государство должно не только объяснять свои шаги, но и инициировать масштабный национальный диалог);
  • консенсус («Единого решения, которое удовлетворит всех, я уверен, никогда не будет. Но мы должны найти вариант, который поддержит абсолютное большинство»);
  • реализм («Подход к реинтеграции Донбасса и Крыма должен быть взвешенным и, самое главное, прагматичным»);
  • имплементация (способность государства воплощать стратегии в жизнь, реальные шаги и реальные результаты).

Насколько выполнимы данные стратегические направления реинтеграции Донбасса «от Зеленского», «Донецким новостям» прокомментировали эксперты.

Валерий Клочок, политический эксперт:

– Очень хорошо, что президент Зеленский представил стратегию власти по урегулированию конфликта. Но она является такой в понимании самого президента, так как согласно научному подходу, стратегия – это проблема, затем задания, далее модель и конкретный план обеспечения, реализации конечной цели стратегии.

С проблемой и целью (первый и последний пункты) для украинцев все неоднозначно. Часть предпочитает воевать и дальше «до победного», часть готова к примирению на любых условиях, часть стремится к фактическому замораживанию конфликта по сценарию, близкому к Приднестровью (об этом свидетельствует социология).

Поэтому следует определить более четко проблему. И этой проблемой является война. И конечная цель прекращения ее имеет для различных социальных групп (особенно тех, кто проживает на временно неподконтрольной территории) довольно разную форму: особый статус, автономия, а-ля Приднестровье, «независимые республики» и так далее. И именно здесь скрывается ответ на вопрос модели, под которую и должен строиться конкретный план. Учитывая то, что четкая модель будущей Украины для всех нас непонятна, следовательно, и план пока не может быть выписан.

У меня есть четкое осознание того, что такой модели сегодня не знает ни Зеленский, ни кто-либо другой.

И все же на данном этапе считаю шаги власти по реинтеграции логическими и последовательными.

Игорь Чаленко, руководитель Центра анализа и стратегий:

– Озвученные президентом Зеленским пункты – это всего лишь максимум-принципы, даже не очерки обещанной стратегии. Все же стоит подождать публикации хотя бы концепции.

Тем не менее, я рад тому, что первым делом звучит пункт о прозрачности и публичности. Это говорит о том, что власть хотя бы пытается учиться на своих ошибках, которая она допустила, например, в русле темы «формулы Штайнмайера».

Тем не менее, говоря о консенсусе, власть обязана сразу очертить «красные линии» для себя. Поскольку есть риски того, что в поиске единого решения для большинства – мы будем двигаться в системе координат, заданных Москвой.

Катерина Коваль, эксперт в вопросах национальной безопасности и обороны:

– Я бы не называла весь этот комплекс мероприятий – стратегией, так как для того, чтобы условно из пункта А прийти в пункт Б, то есть, к миру на Донбассе, необходимо пройти мирный путь, в том числе, в рамках правового механизма.

В данном случае нам представлены четыре «отправных точки» концепции по реинтеграции Донбасса. Однако хотелось бы увидеть детализированный план конкретных действий с возможными датами его реализации.

Что касается самих «отправных точек», то в любом случае, нам нужен именно публичный процесс, так как люди попросту устали от обмана, кулуарных договоренностей и «в старом стиле» – больше не «выстрелит».

Также не вызывает сомнений, что никакого общего консенсуса быть не может, пока с помощью информационной политики откровенно разжигается рознь в нашей стране, активно манипулируя сознанием граждан на наиболее болезненных темах. Фактически мы видим информационную войну, которая в открытую ведется против президента Зеленского.

В свою очередь, подход к реинтеграции должен быть не только реалистичным, но и в первую очередь, профессиональным, с привлечением соответствующих специалистов и экспертов, в том числе, касательно правового механизма урегулирования. И, само собой, должна быть политическая воля – отвечать за свои слова и принимать необходимые решения в масштабах страны.

Игорь Попов, эксперт Украинского института будущего:

– Выступление президента в Мариуполе – это еще не «дорожная карта» реинтеграции, это, скорее, декларация намерений. Для полномасштабного национального диалога нужно вовлечь в него оппонентов реинтеграции, в том числе участников протестных акций. Лишь публичная конкуренция планов поможет выйти на формирование оптимальных государственных решений.

Если мы говорим о прозрачности, то президенту просто необходимо обсудить основные пункты «Минска-3» до вылета на «нормандскую» встречу, прежде всего, в рамках СНБО и закрытого заседания Рады.

Поддержка абсолютного большинства населения, возможно, потребует даже проведения референдума на определенном этапе мирного плана, раз уж полный консенсус маловероятен.

Для того, чтобы план был прагматичным и реалистичным – необходимо показать, кто же заплатит за его реализацию. В Мариуполе был презентован Фонд международной партнерской поддержки для восстановления и реинтеграции Донбасса. Появление в нем первых миллиардов евро международной помощи может значительно увеличить число сторонников плана президента.

Семен Кабакаев, координатор в «СтопТеррор»:

– Когда Зеленский говорит о шагах по реинтеграции Донбасса, надо понимать, что это невозможно на данном этапе. Чтобы начать работать на этих территориях, надо закрыть границу на ключ, то есть поставить там наших военных. А для этого российским военным надо вернуться назад в РФ, забрав с собой все оружие и своих приспешников.

Если мы говорим об общем возврате этих территорий, надо отметить, что без согласия Путина никакой процесс не тронется с места. Мы можем отступать в Золотом и сдавать свои национальные интересы, но процесс не тронется с места, пока Путин не даст приказ.

Цель Путина – вернуть контроль над Украиной. В свою очередь, украинцам, чтобы достичь своей цели и не сдавать территории, надо давить на Путина. А давить мы можем только за счет международной коалиции которая была создана во времена Порошенко. Если Зеленский останется один на один в переговорах с РФ, мы проигрываем как государство.

Читайте также:  Нормы и правила ввоза товаров из Польши в Беларусь в 2020 году

Андрей Золотарев, политолог:

– Нам показали не то чтобы план и стратегию, но – наметки. Президент абсолютно верно говорил о важности прозрачности решений, консенсусе в обществе, реалистичных шагов и реальном же воплощении в жизнь всего, о чем договоримся. Беда в том, что планов и раньше было много, разговоров тоже. Но они не подкреплялись делом.

Пока ясно, что мир в Украине для Зеленского – не просто благие пожелания и эмоции. И мы видим определенное целенаправленное движение в этом направлении. Правильным было бы сотрудничество власти, гражданского общества, бизнеса и медиа.

Правильно президент говорит, что нет решения, которое удовлетворит всех. Наверняка, его и не будет. А потому нужно найти вариант, который поддержит большинство. Это верная постановка вопроса. Как и верно было бы сказать, что украинцам важно научиться не только слушать друг друга, но и слышать.

Отсутствие общего видения разрешения конфликта парализует действия власти. Одни боятся возможной амнистии, другие – сохранения серой криминализированной зоны, третьи – возвращения Донбасса на условиях РФ. Страхи существуют, потому что пропаганда и манипуляции есть как по одну, так и по другую сторону линии соприкосновения.

Так что крайне важно изменение информационной политики, уход от «языка ненависти». Должна быть изменена и гуманитарная политика – не навязывание унифицированной модели, не насильственная украинизация, как гнули и гнут националисты. В 2014-м, во время избирательной кампании, тогда еще кандидат в президенты Петр Порошенко уверял: люди сами должны решать, по каким улицам ходить, на каком языке говорить. А потом, получив бразды правления, забыл об этом, став радикальным националистом. Новая власть должна сделать выводы – и не повторят ошибок предшественников. И, судя по представленным наметкам стратегии, выводы сделаны правильные.

Алексей Голобуцкий, замдиректора Агентства моделирования ситуаций, политтехнолог:

– Все, вроде бы, правильно изложено. Но ужас ситуации в том, что все это построено под то, что у нас – «гражданский конфликт». Будто часть общества по каким-то причинам не хотела жить в одной стране, и теперь мы пытаемся как-то решить проблему. Как Испания с Каталонией. И мы, вроде как, всевозможными способами пытаемся договориться с той частью Донбасса, что по другую сторону линии разграничения. Говорим о примирении, амнистии.

Вот только у нас совсем не «гражданский конфликт». Сепаратистские настроения в Крыму и на Донбассе были до российского вмешательства в 2014 году ничтожно малы, это демонстрировали все социологические исследования. О каком «диалоге между Киевом и Донецком-Луганском» можно говорить, если мы имеем акт агрессии РФ против Украины (что, кстати, подтверждено Генассамблеей ООН)?

И если нам «вручат» временно неподконтрольные территории Донетчины и Луганщины под «российским соусом» (особый статус и прочие изменения в украинское законодательство), мы получим огромные разлом в обществе, риски и факторы дестабилизации.

Алексей Якубин, кандидат политических наук, политолог:

– Президент презентовал некие принципы, на основании которых (по каждому пункту) должна быть разработана стратегия. И как принципы – все звучит вполне адекватно. Другое дело – как это будет работать в реальности.

У нас колоссальный разрыв между желаемым и действительным. Заявлений делается много, но лучше смотреть на то, что делают.

Пока можно сказать, что Зеленский считает нужным начать реально выполнять Минские соглашение, в том числе путем «формулы Штайнмайера», задающей некую последовательность. Действия определенные есть, в том числе разведение сил и средств. Но это только первый шаг. Даже полшага. В Украине есть определенные группы, которые будут в принципе выступать против Минских соглашений, против дипломатического пути решения конфликта. Им выгодно ничего не менять, чтобы оставалась ситуация – ни войны, ни мира. И власть должна, несмотря на сопротивление таких радикальных групп, реализовывать свою политику мира, ведь Зеленский позиционирует себя именно как президент мира. Но времени на то, чтобы запустить мирные процессы, остается не так много – год-полтора от силы.

Под звуки “Града”. Как Кабмин видит реинтеграцию Донбасса

Правительство утвердило свою политику в отношении неподконтрольных территорий. В ООН ее одобрили, а в Раде назвали предательством

На одном из послепраздничных заседаний Кабмин утвердил План мероприятий по реализации основных принципов государственной внутренней политики по отдельным районам Донецкой и Луганской области. Речь идет о тех территориях, которые не подконтрольны Украине. В документе расписаны 14 заданий с 17 пунктами на текущий год, как гуманитарных, так и экономических по фактической реинтеграции Донбасса, при чем первые результаты работы в этом направлении правительство рассчитывает увидеть уже в марте.

Как соотносится план Кабмина по реинтеграции Донбасса с обострением ситуации на Востоке, разбиралась “Страна”.

Что гласит План

Этот документ прошел практически незамеченным в СМИ, к дискуссии при его разработке не привлекалась широкая общественность, однако, в нем содержится немало любопытных моментов. Утвержденная кабминовская стратегия охватывает целый ряд направлений.

1. Противодействие коррупции и теневой экономической деятельности – пункт предполагает снижение уровня коррупции среди военнослужащих и работников правоохранительных и специальных органов, которые обеспечивают установленный режим пересечения линии столкновения гражданами и перемещение товаров через линию столкновения.

2. Развитие внутреннего рынка, повышение эффективности его функционирования и усовершенствования механизма государственного регулирования. В рамках этого пункта предполагается урегулировать на государственном уровне хоздеятельность, а также обеспечить возможности для граждан на неконтролируемой территории покупать товары первой необходимости.

3. Создание специальных условий для развития предпринимательства, снижение давления на бизнес. В этом направлении Минфин, Минюст и Министерство по вопросам оккупированных территорий (МинВОТ) должны будут разработать изменения к законодательству об упрощении налоговой и бухгалтерской отчетности.

4. Обеспечение гарантированных Конституцией Украины прав и свобод граждан. Это один из самых интересных пунктов, в рамках которого предполагается предоставлять гражданам с неконтролируемых территорий “отдельные социальные услуги” на контролируемой территории.

5. Усовершенствование системы предоставления административных и социальных услуг – в частности, регистрации актов гражданского состояния, паспортов граждан Украины и выдача соответствующих документов поблизости линии столкновения.

6. Улучшение социальной защиты детей, утверждение духовно и физически здоровой, материально обеспеченной и социально благополучной семьи. Достичь этой цели предполагается путем “широкой информационно-разъяснительной работы”.

7. Недопущение появления задолженности по выплате заработных плат на предприятиях, организациях всех форм собственности, находящихся на неконтролируемой территории, но которые контролируются Киевом – в частности, в этом пункте конкретно упоминается два предприятия – Укрзализниця и Укрэнерго.

8. Реализация государственной языковой политики на основе норм национального и международного права, обеспечение всестороннего развития и функционирования украинского языка во всех сферах общественной жизни Украины, гарантирование свободного развития, использования и защиты русского языка и других языков национальных меньшинств. Что касается этого направления, планом предполагается “создание условий для распространения информации на государственном языке и других языках (в том числе – русском)”.

9. Создание достойных условий для наращивания образовательного потенциала Украины – разработка программ для дистанционного обучения.

10. Содействие культурному развитию граждан Украины – организация и проведение культмероприятий с привлечением граждан с неконтролируемых территорий, популяризация украинских авторов книг, художественных альбомов, аудио и визуальных произведений среди граждан, проживающих на неконтролируемой территории.

11. Возобновление полноценного диалога между представителями разных социальных культур и религиозных конфессий. По версии авторов документа, это возможно при условии содействия “народной дипломатии”, а также благодаря установлению отношений взаимной религиозной и мировоззренческой терпимости.

12. Обеспечение свободы СМИ и беспрепятственного доступа к информации. В этом пункте предполагается обеспечить доступ к информационным продуктам Украины на неконтролируемой территории.

13. Эффективное восстановление государственных целевых программ лечения наиболее опасных заболеваний – туберкулеза, ВИЧ/СПИДа, сахарного диабета.

14. Последний пункт плана предполагает усовершенствование господдержки в сфере физической культуры и спорта и установления здорового способа жизни. В рамках этого пункта Кабмин собирается организовывать и проводить спортивные соревнования, спартакиады с привлечением граждан с неконтролируемых территорий (при условии соблюдения условий безопасности).

“Нож в спину украинскому народу”

Принятие этого плана вице-спикер, член “Самопомощи” Оксана Сыроид уже назвала “ножом в спину” украинскому народу и выполнением российского сценария интеграции в Украину так называемых “ДНР” и “ЛНР”.

“В этом плане есть содержание предприятий, которые находятся на оккупированной территории, в этом плане есть поощрение использования русского языка, кстати, заигрывание с которым и стало предлогом российской агрессии и оккупации, в этом плане есть налаживание диалога с сепаратистами и оккупантами и примирение с ними, вместо того, чтобы расследовать преступления, которые они совершали”, – написала Сыроид на своей странице в ФБ.

“Правительство делает вид, что не гибнут люди, что у нас нет смертей, нет беженцев. И при этом всё бремя убытков за все это возлагается на плечи украинцев, потому что за восстановление должны платить украинские налогоплательщики. Я хочу обратить ваше внимание, что это исключительно российский план и план олигархов, которые способствовали российской агрессии и которые заинтересованы в сохранении торговли на оккупированной территории”, – добавила вице-спикер Верховной Рады.

Министр по вопросам временно оккупированных территорий Вадим Черныш с такой позицией не согласен.

“Я не могу понять, что плохого в том, что дети, которые находятся вынужденно на территории, которую сейчас временно не контролирует правительство Украины, будут получать возможность вступить и учиться в высших учебных заведениях Украины. Это для кого-то так опасно? – заявил глава МинВОТ на заседании Кабмина. – Я бы хотел, чтобы все поняли, что решение правительства пытаются дискредитировать. Оно направлено на реинтеграцию неподконтрольных территорий и людей, которые там проживают, в единое конституционное пространство Украины”.

Одобрительно отреагировали на принятие этого плана целый ряд общественных организаций, а также Агентство ООН по делам беженцев.

“Благодаря этой инициативе Украина осуществляет обнадеживающий шаг на пути выполнения своих международных обязательств в сфере защиты всех граждан без дискриминации и предупреждение дальнейшего перемещения. План мероприятий также соответствует положениям Резолюции Совета Безопасности ООН № 2202 от 17 февраля 2015 года, направленной на мирное урегулирование конфликта на востоке Украины”, – говорится в сообщении, опубликованном на сайте Агентства ООН по делам беженцев.

От Донбасса почти отказались

Интересно, что пока МинВОТ строит планы по социальной защите людей на неподконтрольных территориях, в других ведомствах признают, что пока на улучшение надеяться не приходится.

Накануне чиновники Минсоцполитики во время встречи с со специальным представителем ОБСЕ в Украине и в Трехсторонний контактной группе по урегулированию конфликта на Востоке Украины Мартином Сайдиком и координатором рабочей группы Трехсторонней контактной группы по экономическим вопросам и вопросам восстановления Пером Фишером признались, что 140 тысяч человек на неподконтрольных территориях не получают пенсии.

До начала вооруженного конфликта на Донбассе в 2014 году пенсии на данной территории выплачивались 1 млн 278 тысячам пенсионеров. С начала конфликта украинские пенсии получают 1 млн 138 тыс. пенсионеров. То есть разница составила 140 тыс. человек, сообщил заместитель министра социальной политики Виталий Мущинин во время встречи.

Эти нарушения противоречат 8 пункту Минских соглашений по урегулированию конфликта на Востоке Украины, в котором говорится о необходимости полного восстановления социальных переводов, таких как пенсионные выплаты, и другие платежей.

При этом, по словам замминистра соцполитики, гражданам Украины, которые остались на неконтролируемой властью территории, начисляются все социальные выплаты, в том числе и пенсии, “но выплачиваться они только после освобождения того или иного населенного пункта от террористов и взятие под контроль государства”. Он заверил, что пенсионные выплаты будут восстановлены в полном объеме с момента прекращения их выплаты. Средства на выплату пенсий указанной категории пенсионеров предусмотрены в бюджете Пенсионного фонда Украины.

Недоумение вызывают пункты о предоставлении неких преференций для контролируемых предприятий на неконтролируемых территориях. Ведь кроме названных Укрзализницы и Укрэнерго на Донбассе работают десятки тысяч человек в “Метинвестхолдинге”, Енакиевском металлургическом заводе, Индустриальном союзе Донбасса, на Алчевском металлургическом комбинате – то есть, тех предприятий-экспортеров, которые не могут продать продукцию без подтверждения Украиной сертификата происхождения товара.

Впрочем, официальный Киев и вовсе может отойти от выполнения своих обязательств по Донбассу. Это может произойти, если парламент примет законопроект вице-спикера Оксаны Сыроид и еще 28 депутатов от “Сапомомощи”, “Батькивщины” и “”Народного фронта” по признанию этих территорий оккупированными.

Например, именно такой статус для Украины имеет Крым. В то же время отдельные территории Донецкой и Луганской областей имеют статус временно неконтролируемых. Если парламент примет этот законопроект, на утверждении которого очень активно стали настаивать члены “Самопомощи”, – фактически Украина откажется от этих территорий и от своих обязательств перед проживающими там гражданами.

“Не надо путать термины – это не оккупированные территории, а временно неподконтрольные. Что это значит? Де-юре они принадлежат Украине. А значит формально там живут граждане Украины. И государство должно выполнять свои обязанности перед ними – выплачивать зарплаты, пенсии, социальные пособия. Это политико-правовой конфликт, который нужно решать Украине, – говорит “Стране” политолог Вадим Карасев. – Понятно, что после скандала со львовским мусором “Самопомощи” нужно хоть как-то поднимать свое реноме. Поэтому теперь они стали самыми патриотичными в парламенте и требуют узаконить статус Донбасса. Но это все может лечь на очень благодатную почву в связи с последним обострением под Авдеевкой”.

Получится ли воплотить План?

Опрошенные “Страной” политические эксперты сомневаются в том, что этот план удастся воплотить в жизнь.

Народный депутат, член ВО “Свобода” Олег Осуховский считает, что деоккупация Донбасса может произойти в лучшем случае в конце текущего года. “Нужно ждать выборов в Германии и Франции, и, я думаю, после этого будут переговоры с Россией, чтобы Путин убрался из Украины. Тогда можно осуществлять процесс деоккупации”, – полагает он.

“Любой план по реинтеграции Донбасса должен отталкиваться от Минских соглашений. Без них можно обсуждать экономические и социальные меры очень долго, но это означает только одно – делать хорошую мину при плохой игре. Можно сколько угодно рассказывать о том, что надо обеспечить социальную поддержку людей, а затем два года не платить пенсии. Или рассказывать о толерантности и свободе слова, а в Киеве проталкивать законопроекты о тотальной украинизации. К сожалению, такие документы чаще всего пишутся в качестве основания для “распила” денег. Чтобы выполнить все эти пункты, необходимо на официальном уровне утвердить закон или постановление о реализации Минских соглашений, где будет четко сказано, кто, как и в какие сроки реализовывает все эти планы. Без этого ситуация будет напоминать тот самый бородатый анекдот, где сова – стратег, а не тактик”, – говорит “Стране” политический эксперт Руслан Бортник.

“Без выполнения политической части Минских соглашений никакие экономические вопросы не удастся решить”, – добавляет политолог Вадим Карасев.

“Я вижу ситуацию так: люди приходят на работу в Министерство по вопросам оккупированных территорий и решают, чем бы им сегодня заняться, как отработать свои зарплаты, – излагает свое видение ситуации Михаил Погребинский. – Реальных инструментов по реинтеграции региона нет, поэтому и пишутся эти планы, которые ничего, кроме скепсиса не вызывают. Ребята, вы перестаньте врать каждый день, рассказывать про мир, а потом совершать поступки, которые, наоборот, усугубляют ситуацию. Вот пункт плана про религиозную терпимость. Вы на украинской территории молча смотрите, как у Украинской православной церкви отжимают храмы. Так если вы хотите проявить религиозную терпимость – проявляйте, что вам мешает. По форме такие планы – правильные, а по факту – выглядят как издевательство. Государство ничего не делает, чтобы прекратить это издевательство”.

Читайте также:  Нужно ли приглашение для въезда в Украину для россиян в 2020 году: как его сделать и оформить

В самом МинВОТ обвинения в том, что подобные планы пишутся в целях “распила” средств, отвергают. В ведомстве утверждают, что финансирование перечня мероприятий по реинтеграции оккупированных территорий ведется по Плану гуманитарного реагирования ООН. На 2017 год в рамках финансирования предусмотрено 214 млн долларов.

А на работу самого Министерства по вопросам временно оккупированных территорий за год будет выделено порядка 25 миллионов гривен.

Будет дорого: Реинтеграция Донбасса и возможные риски для украинской экономики

Никита Синицин

Никита Синицин

Ранее на этой неделе мы попытались спрогнозировать, что хорошего может принести украинской экономике возврат экономического и промышленного потенциала неподконтрольной части Донбасса. Теперь же речь пойдет о минусах для украинской экономики и бюджета, которыми может быть чревата реинтеграция Донбасса.

Что там с информацией? Не густо

Разумеется, первым и основным минусом для украинской экономики можно назвать собственно восстановление Донбасса и его экономики после 5,5 лет боевых действий и “управления” ими “республиканских властей”. Однако здесь эксперты сегодня и чиновники завтра столкнутся с серьезной проблемой – невозможностью оценить масштабы и расходы, необходимые для восстановления экономического потенциала.

Новости по теме

Новости по теме

Как показала практика, основная нагрузка на предприятия в ходе боевых действий пришлась на 2014 и первую половину 2015 года, период наиболее активных боев и использования артиллерии, способной нанести серьезный ущерб инфраструктуре региона. В результате этих действий серьезно пострадали многие предприятия, правда, оценить степень полученных ими повреждений сейчас довольно тяжело. Некоторые из них, обычно небольшие, получили очень серьезный урон. Например, в Горловке еще в 2014 году сгорела обогатительная фабрика “Кондратьевская”, в 2015 году была затоплена шахта Ленина. В соседнем Енакиево судьбу сгоревшей повторила шахта Полтавская, а серьезно пострадавшая шахта Булавинская постепенно разбирается на металл.

Однако помимо прямого урона предприятиям боевые действия привели и к остановке многих предприятий, как из-за их расположенности в зоне боевых действий, так и из-за невозможности обеспечит их сырьем и производить отгрузку произведенной продукции. Ярким примером в этом смысле предстает химический концерн “Стирол” в прифронтовой Горловке – остановившее весной 2014 года опасное производство предприятие сегодня производит пластиковые стаканчики в одном из своих цехов. Правда, оно практически не пострадало.

Помимо этого имеются и предприятия, которые, не будучи расположены в опасной близости к фронту, тем не менее не работают или работают с перебоями.

В результате главной проблемой становится отсутствие достоверных данных о состоянии промышленности неподконтрольной части Донбасса – количества работающих предприятий, но что куда важнее, количества неработающих, а соответственно, и средств, необходимых на их восстановление и запуск.

Судя по отчету “министра промышленности и торговли ДНР” Эдуарда Арматова, основные отрасли промышленности “ДНР” в 2018 году выпустили продукции на общую сумму порядка 120 млрд российских рублей, или 45 миллиардов гривен. Однако на фоне отчета Мариупольского металлургического комбината имени Ильича, выпустившего в 2017 году продукции на 57 млрд грн, эти цифры бледнеют. Вместе с тем, они дают некоторое представление о состоянии промышленности.

Сколько нужно миллиардов?

Неподконтрольность Украине части Донецкой и Луганской областей не позволяет побывать на предприятиях и оценить их состояние независимым экспертам, что не дает понимания сумм, необходимых на восстановление экономики региона. Если верить данным самих “народных республик”, то по окончании наиболее активного периода военных действий – весной 2015 года, в “ДНР” были уничтожены или серьезно пострадали 62 предприятия с суммой ущерба более 100 миллионов гривен. Однако чаще всего предприятия и объекты экономики не выделяются из общего числа объектов, нуждающихся в восстановлении, и потому рассчитать сумму, необходимую на запуск промышленных предприятий, фактически невозможно.

Новости по теме

Новости по теме

Собственно, нет и единой цифры по сумме, необходимой на восстановление разрушенной экономической и социальной инфраструктуры Донбасса, а звучащие на этот счет данные всегда различаются, иногда в разы.

Пожалуй, наиболее минимальная оценка – более 10 миллиардов евро, принадлежит президенту Украины Владимиру Зеленскому. Она прозвучала на конференции по вопросам реформ в Украине в Торонто в июле.

Другой представитель новой власти, министр инфраструктуры Украины Владислав Криклий, не называя конкретных цифр, ограничился лишь их примерным порядком, отметив, что на это нужны не один и не два годовых бюджета государства, поскольку один Запорожский мост обойдется в 14-15 миллиардов гривен, а дорожный фонд – в 74 миллиарда гривен.

Отдельная проблема – когда одни и те же люди с течением времени меняют свои оценки, иногда в разы. К примеру, экономист Александр Пасхавер в 2017 году, будучи советником президента Петра Порошенко, говорил о 50 миллиардах долларов, необходимых на восстановление Донбасса, а летом текущего года рассказывал о сотнях миллиардов долларов.

Однако, несмотря на разные данные по сумме, все сходятся в источнике получения средств на это восстановление – речь идет о средствах международных доноров. Бюджет Украины это просто не потянет.

Еще в 2016 году президент Петр Порошенко говорил о создании специального фонда для восстановления Донбасса за счет средств госбюджета и международной помощи. Даже назывались конкретные суммы, которые должны были поступить в этот фонд – 500 млн евро из Германии, по 200 млн евро – от ЕБРР и Европейского инвестиционного банка. Однако по факту фонд так и не был создан.

Спустя 3 года о фонде заговорили снова – помощник президента Андрей Ермак заявил, что президентская команда работает над созданием фонда по восстановлению Донбасса, и рабочую группу возглавляет премьер-министр Алексей Гончарук.

По словам же нардепа и сопредседателя фракции “Оппозиционная платформа – За жизнь” Юрия Бойко, в Евросоюзе уже есть принципиальное решение по поводу создания Международного фонда по восстановлению нарушенной инфраструктуры Донбасса.

Впрочем, вряд ли настоящая работа по восстановлению региона начнется прежде, чем установится реальный мир, будет настоящий и устойчивый режим прекращения огня. Без этого начинать восстановительные работы просто бессмысленно.

А потянем ли?

Эксперты подходят к главному возможному минусу от возврата неподконтрольной части Донбасса по-разному.

Так, экономический эксперт Борис Кушнирук полагает, что цена этого для Украины будет велика, начиная с десятков миллиардов долларов на восстановление и заканчивая психологией людей.

“Предприятия Донбасса в большинстве своем стоят на устаревшем технологическом уровне развития и структур управления периода СССР, что требует значительных вливаний сегодня и определенных дотаций в кратко- и среднесрочной перспективах. Все это неминуемо приведет к низкому уровню жизни на возвращенных территориях, в чем жители будут обвинять Украину”, – рисует ближайшую перспективу для региона и страны эксперт.

По мнению Кушнирука, разумнее было бы заморозить ситуацию на некоторое время, которое следует использовать для технологического рывка украинской экономики и преодоления прочих проблем, прежде всего коррупции. Все это должно дать стране необходимый запас прочности для эффективной реинтеграции неподконтрольной части Донбасса.

“Даже сегодня, спустя 30 лет после воссоединения Германии, ее восточная часть значительно отстает от западной по части развития, хотя в нее и было вложено не менее 100 млрд евро”, – приводит историческую параллель эксперт.

По мнению экономического эксперта Алексея Куща, при восстановлении Донбасса существует риск, что сумма ущерба окажется более крупной, чем будут готовы выделить международные доноры. Если компенсировать оставшуюся часть Украина за счет бюджетных средств не сможет, восстановить экономику региона не получится.

Экономический эксперт Института будущего Даниил Монин придерживается более оптимистичных взглядов. По его мнению, реинтеграция Донбасса не несет национальной экономике никаких минусов, хотя и имеет определенные риски, которые вполне можно преодолеть.

“Восстановление региона потребует серьезных вливаний бюджетных средств, и тут возникает риск их кражи, но это проблема национального уровня, не являющаяся спецификой данного региона. С другой стороны, если часть средств будет выделена международными донорами, то может быть применена схема, при которой фирмы этих же стран и будут выполнять работы, что позволит избежать значительных коррупционных рисков. С этой точки зрения особенно наглядно участие Китая, который предлагает проекты и сам же их реализует за собственные средства и руками китайских же фирм”, – считает эксперт.

В целом Монина не пугают суммы, необходимые на восстановление Донбасса, поскольку он уверен, что в восстановлении с радостью примут участие международные доноры и кредитные организации, всегда готовые кредитовать под свои фирмы. Явно не останется в стороне и отечественный бизнес, особенно из числа местных бизнесменов, которые с началом боевых действий покинули регион, а теперь смогут вернуть в нем свое влияние.

По поводу большой суммы, которая понадобится на восстановление региона, то, как считает Даниил Монин, это даже хорошо, ведь таким образом национальная экономика получит рост внутреннего потребления и производства, необходимого для восстановительных работ.

Пенсионные выплаты вырастут? Возможно

Бесспорно, основной статьей расходов Украины и “минусом” в балансе станет финансирование восстановления Донбасса, но есть еще одна статья, о которой постоянно вспоминают в связи с реинтеграцией региона. Речь идет о пенсиях для пенсионеров, проживающих на временно неподконтрольной территории Донбасса. Еще в январе тогдашний представитель Украины в Трехсторонней контактной группе Евгений Марчук заявил, что на эти выплаты с 2014 года пошли около 80 млрд грн. Для сравнения, дефицит Пенсионного фонда Украины, согласно проекту госбюджета на 2020 год, составляет 172 млрд грн, или в 2 раза больше.

Но так ли этот минус опасен на самом деле?

Еще в марте 2020 года Пенсионный фонд Украины заявил, что из числившихся по их базе на 2014 год 1,278 млн пенсионеров, проживавших на неподконтрольной части Донбасса, ни разу не обращались за назначением пенсии порядка 120 тысяч человек.

При размере средней пенсии в Украине на июль 2020 года в 3006 гривен, средний размер пенсионных выплат в месяц для тех пенсионеров ОРДЛО, которые сейчас не получают украинскую пенсию, составит 360 миллионов гривен, или 4,3 млрд грн в год, что на фоне дефицита ПФУ в 172 млрд не представляется такой уж заметной суммой. К тому же, этот размер может быть компенсирован или даже полностью покрыт за счет налоговых и социальных платежей предприятий, которые вернутся в отечественное правовое поле.

Также реинтеграция Донбасса позволит провести сверку данных по получателям пенсий, что может снизить число ее получателей за счет естественной убыли – переезда в другую страну или смерти.

“Часто пугают дополнительными платежами для пенсионеров, но думаю, что подавляющая их часть и так получает украинскую пенсию, а дополнительные расходы будут покрываться за счет роста экономики и ВВП от восстановления экономики региона”, – считает эксперт Даниил Монин.

Алексей Кущ считает, что первые годы рост социальных расходов на Донбасс не будет компенсирован восстановлением работы региональной экономики, и какое-то время рост этих расходов придется осуществлять за счет средств всей страны.

Главное – контроль над предприятиями

Еще одним возможным минусом, который видят эксперты в реинтеграции Донбасса, является восстановление полноценного механизма контроля и управления регионом в условиях особого статуса.

Так, эксперт в сфере энергетики Дмитрий Марунич для восстановления работы экономики считает критически важным построение механизма возвратов предприятий их украинским владельцам.

Алексей Кущ видит главную опасность для отечественной экономики в возможном превращении Донбасса в “серую экономическую дыру”.

“При реинтеграции критически важны восстановление полноценного контроля над экономикой и управлением регионами, чтобы они, несмотря на особый статус, работали в рамках общеукраинского правового поля. Как только в стране появляется зона, в которой существуют особые условия для экономики, нечистоплотный бизнес непременно ринется туда – это неминуемо”, – подчеркивает эксперт.

Как считает Алексей Кущ, в случае, если реинтегрированные территории не удастся полноценно контролировать, они неминуемо привлекут внимание теневого сектора украинской экономики и будут привлекаться для оборота подакцизных товаров, уклонения от налогов и вывода денежных средств. Все это в совокупности может нанести национальной экономике серьезный ущерб, считает эксперт.

Военный сбор останется и после реинтеграции

Еще одним минусом (?), который периодически звучит из уст некоторых экспертов, является возможная отмена военного сбора в 1,5% с доходов физических лиц, введенного в 2014 году для финансирования Вооруженных сил Украины во время проведения АТО.

Принятый изначально лишь до конца 2014 года, впоследствии сбор стал бессрочный и, по данным Госказначейства, за 9 месяцев 2020 года принес в казну 18,7 млрд грн. Несмотря на изначально заявленный “целевой” характер сбора, на деле он попадал в общий фонд бюджета и растворялся в общегосударственных расходах.

Формально, если боевые действия на Донбассе прекратятся, то и основания для взимания военного сбора исчезнут, тем более, что еще 25 апреля 2020 года Совет национальной безопасности и обороны принял решение о финансировании Вооруженных сил Украины на уровне не менее 5% от валового внутреннего продукта, что утвердил своим указом Петр Порошенко. То есть ВСУ гарантированно получают на свои нужды каждую двадцатую гривну страны.

На самом же деле поступлениям госбюджета от военного сбора ничего не грозит, поскольку внесенные в Налоговый кодекс Украины изменения продлевают срок действия сбора до окончания реформирования ВСУ. Однако заявить об окончании реформирования ВСУ может только Верховная Рада, приняв соответствующее решение, что и делает сбор фактически бессрочным, никак не связанным с началом или окончанием российской агрессии.

Реинтеграция Донбасса

Официально реинтергация Донбасса началась 18 февраля 2017 г. с того момента, когда Верховная Рада подписала закон. Согласно его содержанию, Россия является агрессором, а жители неподконтрольных Киеву Донецкой и Луганской области — оккупантами. Положительных результатов этот закон не принёс ни жителям «оккупированных» территорий, ни самим украинцам.

Законопроект о реинтеграции Донбасса, внесенный президентом Петром Порошенко, предполагает признание Российской Федерации агрессором

Подробнее об уровне жизни на Украине узнайте на нашем сайте.

Что означает фраза «Россия — агрессор», согласно закону о реинтеграции?

С юридической точки зрения, она не означает ничего. Но можно уловить, что Рада перекладывает ответственность за судьбы мирных граждан и всего региона на Кремль.

Согласно законопроекту, Россия выступает агрессором, поднявшим волну насилия на территории Украины. Тогда почему последняя должна платить пенсии, пособия, ремонтировать уничтоженные жилые дома и объекты инфраструктуры? Пусть этим занимается сторона, оккупировавшая территории.

При этом официального объявления войны не было, как и разрыва дипотношений. А самый «лютый враг» Незалежной по итогам 2017 г. стал крупнейшим бизнес-партнёром. Российских товаров украинцы экспортировали на 7,2 млрд, превысив показатели предыдущего года на 140 %.

Еще больше информации о реинтеграции Донбасса узнайте из видео, представленном ниже.

Импортировала Украина на 3,9 млрд, что по сравнению с 2016 г. стало больше на 110 %.

Важно! Значение закона о реинтеграции Донбасса свелось к тому, что Порошенко получил возможность управления армией без согласования своих действий с Радой.

АТО или что-то другое?

С 1 апреля 2017 г., согласно тому же закону, власть на территории, где осуществляются боевые действия, переходит в руки военных.

Из этого можно сделать заключение, что после того, как Рада ни в одном чтении не признала жителей Луганской и Донецкой Народной Республики террористами, Порошенко спохватился, что всё это время он нарушал Конституцию страны. А именно: применял регулярную армию против своего народа.

Теперь же президент Украины отходит от дел, передавая полномочия военным. Вводит на неподвластных ему территориях военный режим со всеми вытекающими последствиями для местного населения.

Как это сказалось на гражданских?

С одной стороны, для жителей Донецкой и Луганской области ничего не изменилось. С другой — теперь военные получили официальное разрешение сверху заниматься всем тем, чем занимались на протяжении четырёх лет:

  • Останавливать и досматривать любой «не понравившийся» автомобиль.
  • Врываться в жилые дома и проводить обыски.
  • Задерживать и уводить в неизвестном направлении граждан, «подозреваемых в связи с оккупантами».
  • Ужесточить пропускной режим на линии соприкосновения и усилить товарную и экономическую блокаду.
Читайте также:  Курортный сбор в Абхазии в 2020 году

Пропускной режим на Донбассе существенно ужесточился

В законе о реинтегрции Донбасса ни слова не упоминалось о том, что планируется ввести режим прекращения огня или отвести тяжелую артиллерию и бронетехнику от жилого сектора.

А, может быть, причина реинтеграции — выборы-2019?

Не исключено, что хитроумный план Порошенко заключался в том, что он хотел попытаться ввести на территории всей страны режим чрезвычайного положения. Это могло произойти, если бы отношения с ЛНР и ДНР вновь накалились до предела. В этом случае Порошенко мог попробовать продлить своё президентство.

Ещё более двух лет назад, в период, когда законопроект о реинтеграции Донбасса был в разработке, президент стремительно стал терять позиции. И, если бы выборы были проведены два-три года назад, победила бы на них Юлия Тимошенко.

Но выборы президента страны могут состояться, если в стране всё хорошо, а если в ней объявлено чрезвычайное положение, они отменяются. В этом случае население, структуры и армия должны сплотиться вокруг президента и дать отпор внешнему или внутреннему врагу.

Президентские выборы 2020 года на Украине — седьмые (очередные) выборы президента Украины

Только после победы над «невидимым» противником Пётр Алексеевич должен был объявить о выборах, и на волне эйфории населения, навеянной патриотическими призывами, безоговорочно победить и продолжить «руководить» страной.

Приводить результаты закона о реинтеграции и рассуждать, имел ли он значение для мирного населения, можно долго. Ничем хорошим для людей он не запомнился. Если же верить словам секретаря по национальной безопасности и обороне Александра Турчинова, благодаря закону образовалось больше возможностей использовать вооружённые силы для противостояния агрессии со стороны Кремля.

Глобальные перемены?

В поражении Петра Порошенко на мартовских выборах мало кто сомневается. Даже если не брать в расчёт ненавидящее его население ЛНР и ДНР, которое бомбят и обстреливают на протяжении всего срока его руководства страной.

К тому же, по отзывам многих экспертов, так или иначе связанных с происходящим на востоке страны, уже в 2020 г. неподвластные Киеву районы могут отойти под юрисдикцию России. Ожидать, что они вернутся в состав Украины после всего произошедшего, не стоит.

Но нужны ли эти территории Российской Федерации? Если ситуация с Крымом была понятна: наилучший, с точки зрения туристического бизнеса, субъект за небольшой промежуток времени окупит инвестированные в него и строительство моста деньги. То для чего России Донбасс, который бомбили на протяжении нескольких лет?

Донецкая область является крупнейшим промышленным регионом. До событий на Майдане она обеспечивала почти 20 % промышленного производства, в то время как по соотношению количества населения на неё приходилось всего 10 % жителей страны. Получается, что интерес Кремля в Восточной Украине тоже вполне объясним: угольные шахты и большое количество промышленных предприятий, часть из которых функционирует и сейчас, смогут окупить возможные инвестиции, если произойдёт присоединение.

Будет дорого: Реинтеграция Донбасса и возможные риски для украинской экономики

Никита Синицин

Никита Синицин

Ранее на этой неделе мы попытались спрогнозировать, что хорошего может принести украинской экономике возврат экономического и промышленного потенциала неподконтрольной части Донбасса. Теперь же речь пойдет о минусах для украинской экономики и бюджета, которыми может быть чревата реинтеграция Донбасса.

Что там с информацией? Не густо

Разумеется, первым и основным минусом для украинской экономики можно назвать собственно восстановление Донбасса и его экономики после 5,5 лет боевых действий и “управления” ими “республиканских властей”. Однако здесь эксперты сегодня и чиновники завтра столкнутся с серьезной проблемой – невозможностью оценить масштабы и расходы, необходимые для восстановления экономического потенциала.

Новости по теме

Новости по теме

Как показала практика, основная нагрузка на предприятия в ходе боевых действий пришлась на 2014 и первую половину 2015 года, период наиболее активных боев и использования артиллерии, способной нанести серьезный ущерб инфраструктуре региона. В результате этих действий серьезно пострадали многие предприятия, правда, оценить степень полученных ими повреждений сейчас довольно тяжело. Некоторые из них, обычно небольшие, получили очень серьезный урон. Например, в Горловке еще в 2014 году сгорела обогатительная фабрика “Кондратьевская”, в 2015 году была затоплена шахта Ленина. В соседнем Енакиево судьбу сгоревшей повторила шахта Полтавская, а серьезно пострадавшая шахта Булавинская постепенно разбирается на металл.

Однако помимо прямого урона предприятиям боевые действия привели и к остановке многих предприятий, как из-за их расположенности в зоне боевых действий, так и из-за невозможности обеспечит их сырьем и производить отгрузку произведенной продукции. Ярким примером в этом смысле предстает химический концерн “Стирол” в прифронтовой Горловке – остановившее весной 2014 года опасное производство предприятие сегодня производит пластиковые стаканчики в одном из своих цехов. Правда, оно практически не пострадало.

Помимо этого имеются и предприятия, которые, не будучи расположены в опасной близости к фронту, тем не менее не работают или работают с перебоями.

В результате главной проблемой становится отсутствие достоверных данных о состоянии промышленности неподконтрольной части Донбасса – количества работающих предприятий, но что куда важнее, количества неработающих, а соответственно, и средств, необходимых на их восстановление и запуск.

Судя по отчету “министра промышленности и торговли ДНР” Эдуарда Арматова, основные отрасли промышленности “ДНР” в 2018 году выпустили продукции на общую сумму порядка 120 млрд российских рублей, или 45 миллиардов гривен. Однако на фоне отчета Мариупольского металлургического комбината имени Ильича, выпустившего в 2017 году продукции на 57 млрд грн, эти цифры бледнеют. Вместе с тем, они дают некоторое представление о состоянии промышленности.

Сколько нужно миллиардов?

Неподконтрольность Украине части Донецкой и Луганской областей не позволяет побывать на предприятиях и оценить их состояние независимым экспертам, что не дает понимания сумм, необходимых на восстановление экономики региона. Если верить данным самих “народных республик”, то по окончании наиболее активного периода военных действий – весной 2015 года, в “ДНР” были уничтожены или серьезно пострадали 62 предприятия с суммой ущерба более 100 миллионов гривен. Однако чаще всего предприятия и объекты экономики не выделяются из общего числа объектов, нуждающихся в восстановлении, и потому рассчитать сумму, необходимую на запуск промышленных предприятий, фактически невозможно.

Новости по теме

Новости по теме

Собственно, нет и единой цифры по сумме, необходимой на восстановление разрушенной экономической и социальной инфраструктуры Донбасса, а звучащие на этот счет данные всегда различаются, иногда в разы.

Пожалуй, наиболее минимальная оценка – более 10 миллиардов евро, принадлежит президенту Украины Владимиру Зеленскому. Она прозвучала на конференции по вопросам реформ в Украине в Торонто в июле.

Другой представитель новой власти, министр инфраструктуры Украины Владислав Криклий, не называя конкретных цифр, ограничился лишь их примерным порядком, отметив, что на это нужны не один и не два годовых бюджета государства, поскольку один Запорожский мост обойдется в 14-15 миллиардов гривен, а дорожный фонд – в 74 миллиарда гривен.

Отдельная проблема – когда одни и те же люди с течением времени меняют свои оценки, иногда в разы. К примеру, экономист Александр Пасхавер в 2017 году, будучи советником президента Петра Порошенко, говорил о 50 миллиардах долларов, необходимых на восстановление Донбасса, а летом текущего года рассказывал о сотнях миллиардов долларов.

Однако, несмотря на разные данные по сумме, все сходятся в источнике получения средств на это восстановление – речь идет о средствах международных доноров. Бюджет Украины это просто не потянет.

Еще в 2016 году президент Петр Порошенко говорил о создании специального фонда для восстановления Донбасса за счет средств госбюджета и международной помощи. Даже назывались конкретные суммы, которые должны были поступить в этот фонд – 500 млн евро из Германии, по 200 млн евро – от ЕБРР и Европейского инвестиционного банка. Однако по факту фонд так и не был создан.

Спустя 3 года о фонде заговорили снова – помощник президента Андрей Ермак заявил, что президентская команда работает над созданием фонда по восстановлению Донбасса, и рабочую группу возглавляет премьер-министр Алексей Гончарук.

По словам же нардепа и сопредседателя фракции “Оппозиционная платформа – За жизнь” Юрия Бойко, в Евросоюзе уже есть принципиальное решение по поводу создания Международного фонда по восстановлению нарушенной инфраструктуры Донбасса.

Впрочем, вряд ли настоящая работа по восстановлению региона начнется прежде, чем установится реальный мир, будет настоящий и устойчивый режим прекращения огня. Без этого начинать восстановительные работы просто бессмысленно.

А потянем ли?

Эксперты подходят к главному возможному минусу от возврата неподконтрольной части Донбасса по-разному.

Так, экономический эксперт Борис Кушнирук полагает, что цена этого для Украины будет велика, начиная с десятков миллиардов долларов на восстановление и заканчивая психологией людей.

“Предприятия Донбасса в большинстве своем стоят на устаревшем технологическом уровне развития и структур управления периода СССР, что требует значительных вливаний сегодня и определенных дотаций в кратко- и среднесрочной перспективах. Все это неминуемо приведет к низкому уровню жизни на возвращенных территориях, в чем жители будут обвинять Украину”, – рисует ближайшую перспективу для региона и страны эксперт.

По мнению Кушнирука, разумнее было бы заморозить ситуацию на некоторое время, которое следует использовать для технологического рывка украинской экономики и преодоления прочих проблем, прежде всего коррупции. Все это должно дать стране необходимый запас прочности для эффективной реинтеграции неподконтрольной части Донбасса.

“Даже сегодня, спустя 30 лет после воссоединения Германии, ее восточная часть значительно отстает от западной по части развития, хотя в нее и было вложено не менее 100 млрд евро”, – приводит историческую параллель эксперт.

По мнению экономического эксперта Алексея Куща, при восстановлении Донбасса существует риск, что сумма ущерба окажется более крупной, чем будут готовы выделить международные доноры. Если компенсировать оставшуюся часть Украина за счет бюджетных средств не сможет, восстановить экономику региона не получится.

Экономический эксперт Института будущего Даниил Монин придерживается более оптимистичных взглядов. По его мнению, реинтеграция Донбасса не несет национальной экономике никаких минусов, хотя и имеет определенные риски, которые вполне можно преодолеть.

“Восстановление региона потребует серьезных вливаний бюджетных средств, и тут возникает риск их кражи, но это проблема национального уровня, не являющаяся спецификой данного региона. С другой стороны, если часть средств будет выделена международными донорами, то может быть применена схема, при которой фирмы этих же стран и будут выполнять работы, что позволит избежать значительных коррупционных рисков. С этой точки зрения особенно наглядно участие Китая, который предлагает проекты и сам же их реализует за собственные средства и руками китайских же фирм”, – считает эксперт.

В целом Монина не пугают суммы, необходимые на восстановление Донбасса, поскольку он уверен, что в восстановлении с радостью примут участие международные доноры и кредитные организации, всегда готовые кредитовать под свои фирмы. Явно не останется в стороне и отечественный бизнес, особенно из числа местных бизнесменов, которые с началом боевых действий покинули регион, а теперь смогут вернуть в нем свое влияние.

По поводу большой суммы, которая понадобится на восстановление региона, то, как считает Даниил Монин, это даже хорошо, ведь таким образом национальная экономика получит рост внутреннего потребления и производства, необходимого для восстановительных работ.

Пенсионные выплаты вырастут? Возможно

Бесспорно, основной статьей расходов Украины и “минусом” в балансе станет финансирование восстановления Донбасса, но есть еще одна статья, о которой постоянно вспоминают в связи с реинтеграцией региона. Речь идет о пенсиях для пенсионеров, проживающих на временно неподконтрольной территории Донбасса. Еще в январе тогдашний представитель Украины в Трехсторонней контактной группе Евгений Марчук заявил, что на эти выплаты с 2014 года пошли около 80 млрд грн. Для сравнения, дефицит Пенсионного фонда Украины, согласно проекту госбюджета на 2020 год, составляет 172 млрд грн, или в 2 раза больше.

Но так ли этот минус опасен на самом деле?

Еще в марте 2020 года Пенсионный фонд Украины заявил, что из числившихся по их базе на 2014 год 1,278 млн пенсионеров, проживавших на неподконтрольной части Донбасса, ни разу не обращались за назначением пенсии порядка 120 тысяч человек.

При размере средней пенсии в Украине на июль 2020 года в 3006 гривен, средний размер пенсионных выплат в месяц для тех пенсионеров ОРДЛО, которые сейчас не получают украинскую пенсию, составит 360 миллионов гривен, или 4,3 млрд грн в год, что на фоне дефицита ПФУ в 172 млрд не представляется такой уж заметной суммой. К тому же, этот размер может быть компенсирован или даже полностью покрыт за счет налоговых и социальных платежей предприятий, которые вернутся в отечественное правовое поле.

Также реинтеграция Донбасса позволит провести сверку данных по получателям пенсий, что может снизить число ее получателей за счет естественной убыли – переезда в другую страну или смерти.

“Часто пугают дополнительными платежами для пенсионеров, но думаю, что подавляющая их часть и так получает украинскую пенсию, а дополнительные расходы будут покрываться за счет роста экономики и ВВП от восстановления экономики региона”, – считает эксперт Даниил Монин.

Алексей Кущ считает, что первые годы рост социальных расходов на Донбасс не будет компенсирован восстановлением работы региональной экономики, и какое-то время рост этих расходов придется осуществлять за счет средств всей страны.

Главное – контроль над предприятиями

Еще одним возможным минусом, который видят эксперты в реинтеграции Донбасса, является восстановление полноценного механизма контроля и управления регионом в условиях особого статуса.

Так, эксперт в сфере энергетики Дмитрий Марунич для восстановления работы экономики считает критически важным построение механизма возвратов предприятий их украинским владельцам.

Алексей Кущ видит главную опасность для отечественной экономики в возможном превращении Донбасса в “серую экономическую дыру”.

“При реинтеграции критически важны восстановление полноценного контроля над экономикой и управлением регионами, чтобы они, несмотря на особый статус, работали в рамках общеукраинского правового поля. Как только в стране появляется зона, в которой существуют особые условия для экономики, нечистоплотный бизнес непременно ринется туда – это неминуемо”, – подчеркивает эксперт.

Как считает Алексей Кущ, в случае, если реинтегрированные территории не удастся полноценно контролировать, они неминуемо привлекут внимание теневого сектора украинской экономики и будут привлекаться для оборота подакцизных товаров, уклонения от налогов и вывода денежных средств. Все это в совокупности может нанести национальной экономике серьезный ущерб, считает эксперт.

Военный сбор останется и после реинтеграции

Еще одним минусом (?), который периодически звучит из уст некоторых экспертов, является возможная отмена военного сбора в 1,5% с доходов физических лиц, введенного в 2014 году для финансирования Вооруженных сил Украины во время проведения АТО.

Принятый изначально лишь до конца 2014 года, впоследствии сбор стал бессрочный и, по данным Госказначейства, за 9 месяцев 2020 года принес в казну 18,7 млрд грн. Несмотря на изначально заявленный “целевой” характер сбора, на деле он попадал в общий фонд бюджета и растворялся в общегосударственных расходах.

Формально, если боевые действия на Донбассе прекратятся, то и основания для взимания военного сбора исчезнут, тем более, что еще 25 апреля 2020 года Совет национальной безопасности и обороны принял решение о финансировании Вооруженных сил Украины на уровне не менее 5% от валового внутреннего продукта, что утвердил своим указом Петр Порошенко. То есть ВСУ гарантированно получают на свои нужды каждую двадцатую гривну страны.

На самом же деле поступлениям госбюджета от военного сбора ничего не грозит, поскольку внесенные в Налоговый кодекс Украины изменения продлевают срок действия сбора до окончания реформирования ВСУ. Однако заявить об окончании реформирования ВСУ может только Верховная Рада, приняв соответствующее решение, что и делает сбор фактически бессрочным, никак не связанным с началом или окончанием российской агрессии.

Ссылка на основную публикацию